Быстрый переход к материалам номера:
Редакторская колонка • Для детей и не только! • Про даму пяти лет с хвостиком • Скороговорки • Опасная профессия • Опасная профессия-2 • Опасная профессия-3 • Миша Яснов глазами Сережи Махотина • Переводы • Голоса друзей

 

 

Редакторская колонка
 

«Фонтан» Михаила Яснова

(журнал одного автора)

 

 

Мы решили посвятить ему новогодний январский номер.

Во-первых, Михаил Давидович Яснов родился в январе.

Ну а что касается Нового года, который так любят дети и чувствуют себя в этот день детьми взрослые, то частые и незабываемые встречи с Мишей и для детей, и (клянусь!) для взрослых, всегда были праздником!

Через год после безвременного Мишиного ухода его ближайший товарищ и коллега Сергей Махотин составил прекрасную книгу воспоминаний о друге – «Осторожно, двери закрываются…».

Там есть и мои несколько слов о Мише.

Вот, из начала:

«Михаил Яснов. Выдающийся поэт и переводчик, редактор, издатель, педагог, сделавший для детской литературы и особенно поэзии в XX и XXI веке столько, что и не всякому коллективу под силу.

К слову, вот мой ряд: Самуил Маршак, Корней Чуковский, Михаил Яснов…

Миша много лет был в этом ряду и остался в нём навсегда. Он рано понял, что служить детской литературе – его миссия. А какого уровня был круг его соратников! Жаль, время, увы, не лучшее, чтобы написать об этом, всё проанализировать...

Кстати, есть ли памятники Чуковскому, Маршаку?

Музеи – есть. Должен быть музей Яснова.

А «в России новой, но великой» (слова Ходасевича) должен быть памятник и Яснову...»

Двадцать лет Миша был постоянным автором «Фонтанчика» – детского раздела «Фонтана» и, помню, мгновенно стал нашим любимым автором и другом.

В воспоминании Сергея Махотина (кстати, тоже многолетнего автора «Фонтана» и «Фонтанчика») в его книге о Михаиле Яснове я обнаружил такое письмо:

«31.01.2002.

Серёженька, я только что получил ликующее письмо от Валерия Хаита из «Фонтана» – по твоему поводу.

А главное, он написал, что они готовы через пару месяцев выпускать отдельный журнал «Фонтанчик»! А я ему ответил, что мы тоже готовы будем плескаться в нём с утра и до ночи!

Присоединяйся! Обнимаю! Твой М.Я.» 

А как Миша любил Одессу!

Когда они вместе с Серёжей приезжали к нам, в городе начинался праздник. Праздник поэзии, дружбы, юмора, вкуса, легких застолий и божественных бесед.

Помнится, в декабре 2006-го, когда Мише исполнилось 60, я ему стишок написал.

Такую как бы стилизацию.

Начиналась она так… 

ВЕЛИЧАЛЬНАЯ ЯСНОВУ МИХАИЛУ СВЕТ ДАВИДОВИЧУ

Разлюбезнейший Яснов,
Досточтимый Миша,
Несколько, буквально, слов –
Громче, или тише –
В юбилея честь твово
Хочется сказати.
Ну и опосля того
Тя облобызати… 

А заканчивалась…

… Словом, разреши поднять
В честь твово рожденья
Тост за мудрость, за талант,
Что тебе присущи!
Чтоб ещё лет шестьдесят
Ждали райски кущи! 

Про «ещё лет шестьдесят», увы, не сбылось…

Но то, что он сейчас именно в «райских кущах», сомнений никаких.

 

Ну, и напоследок (простите, не могу удержаться) Мишин стишок. Как он сам его назвал: «На выход очередного номера “Фонтана”»

То ветром маюсь, то жарой –
Живу вослед погодке...
А тут приходит 102-й,
И с ним приходят фотки!
Артур, Валера и Жучок,
Серёга, Борька, Слава...
Кому-то, может, пустячок,
А мне – восторг и слава!
Открыл журнал – а там-то, там
Как много именитых!
Хочу и я по их следам
Всю жизнь ходить в Хаитах.
Но занят этот пьедестал
И место это свято...
Я поднял за В.И. бокал
И пью, как вы, ребята!

Спасибо, дорогой Миша!

Валерий Хаит

 

 

 

 

Фонтанчик

 

КТО Я?

По лужайке с травкою
Я хожу и чавкаю.

У забора с дыркою
Я стою и фыркаю.

У реки с осокою
Я лежу и чмокаю.

Хвостик закорюкою –
Радуюсь
И хрюкаю!

 

ДРАЗНИЛКА

– Ты нечестный...
– Сам ты вруша!
– Ты чумазый...
– Сам ты хрюша!
– Ты лохматый...
– Сам ты веник!
– Ты ленивый...
– Сам вареник!

 

 

 

ЧТО Ж ПОЛУЧАЕТСЯ?

Ерш – ершится.
Петух – петушится.
Лайка – лает.
Змея – змеится...

Что ж получается:
Лягушка –
Лягается?

 

ХОРОШЕЕ ВОСПИТАНИЕ

Сказал бульдог,
Почесывая тело:
– Простите,
Мне немножко поблохело!..

Блоха бульдогу
Кротко улыбнулась:
– Простите,
Мне немножечко вскуснулось!..

 

СЧИТАЛКА С ФАМИЛИЯМИ

Цыпленок – Курочкин.
Утенок – Уточкин.
Щенок – Собачкин.
Жеребенок – Клячкин.
Барашек – Овечкин.
А я? Человечкин!

 

СЛУЧАЙ НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

Во взрослом вагоне
Ехали пони.
А в детском вагончике
Ехали... пончики!

 

 

 

 

ДЛЯ ДЕТЕЙ И НЕ ТОЛЬКО!

 

МЫ И ПТИЦЫ

Мы птиц проходим.
Все, как есть, –
Строенье, оперенье,
И что и сколько могут съесть,
Полет их и паренье.

Мы птиц проходим.
А они –
Они нас пролетают,
Глядят на школьные огни
И знать про нас не знают.

Живут среди ветвей густых,
Своих птенцов выводят,
Покуда школьники про них
Каракули выводят.

Вот если бы наоборот –
Летали мы на воле,
Тогда они бы круглый год
Нас проходили в школе:

О чем болтаем, что зубрим,
Что в переменку съели,
С кем подрались...
А мы бы им
Чирикали и пели!

 

КАРТИНКА

Да здравствует жизнь поросячья!
Погода стоит моросячья!
И дождик шуршит, как щетинка!
И лужа лежит, как картинка!

На ней нарисовано небо
И мама,
А справа и слева
Торчат пятачки возле мамы
И хвостики лезут из рамы.

 

ПО ДОРОГЕ ДОМОЙ

Ночной порой не знаешь толком,
Что там таится за горой…
Как страшно топать по иголкам
Ночной порой, 
Ночной порой!

Вдруг что-то хлюпнет, 
Где-то хрипнет,
И кто-то вылезет, клыкаст…
А паутина как прилипнет!
А ветка сзади как поддаст!

Черпнешь из лужицы – 
И в горстку
Набьются звезды, как ледок,
И забирается под шерстку
Какой-то странный холодок.

Потом луна задернет шторку
И – прыг в летучую кровать!..
Скорей домой, в родную норку –
И там дрожать!.. 
Дрожать!..
Дрожать!!!

 

ЗВОНОК

Звонит людоед:
– Я приду обязательно!
Узнать вас поближе
Мне очень ЖЕВАТЕЛЬНО!
Простите за дикцию,
Милый приятель,
Но я же старинный ваш
БЛАГОЖЕВАТЕЛЬ!
Надеюсь,
Проблема
С дефектами речи
Нам не испортит
Эффекта от встречи?

  

 

ПРО ДАМУ ПЯТИ ЛЕТ С ХВОСТИКОМ

«Однажды у меня гостила одна молодая дама пяти лет с хвостиком…» Это фраза из маленького сказочного рассказика, который так и вертится у меня на языке. Нет, моя знакомая была вовсе не дамой с хвостиком и не с каким-то там ее знакомым хвостиком она ко мне приехала, а было ей пять лет и еще немножко. Эта моя знакомая дама – совершенно удивительное существо. Собственно, все дамы в ее возрасте совершенно удивительные. И вот почему: они придумывают совершенно удивительные слова, которые, тем не менее, всем понятны, и распоряжаются ими тоже совершенно удивительным образом – так и хочется превратить их в какую-нибудь историю.

Так появился сказочный город, а в этом городе стали происходить сказочные события, и, чтобы их описать, пришлось позаимствовать у моей знакомой дамы ее богатую фантазию и неумеренное чувство слова. Поэтому в наших историях очень важно не столько то, что в них происходит, сколько как.

ЭТО КОРОЛЬ КОМУ?

За два квартала от нашего дома в старом парке позади пруда и липовой аллеи стоит королевский замок. Маленький, зато настоящий. И король в нем настоящий, и слуги всамделишние, и стража – будь здоров!

По вечерам по липовой аллее пролетает не то сова, не то пырь. Это значит, пришло время наносить королю визиты.

У главного входа вас встречает привральник и вежливо спрашивает:

– Не оказать ли вам какую-нибудь гнуслугу?

Но тут появляется сам король и радостно приказывает:

– Зажмурь нос! Заткни глаза!

И проводит вас во дворец.

На стенах висят таблички: «Ходить шепотом!», «Говорить на цыпочках!». И когда вы все это выполните, король начинает показывать вам главную достопримечательность своего дворца – памятники Королю.

Их во дворце видимо-невидимо. Видимо на каждом углу и невидимо в каждом подвале. Король на коне, на балу, на балконе, на обеде, на отдыхе, за бутербродом, за чтеньем, за городом, в постели, в задумчивости, под бременем забот, под зонтиком, и так далее, и поближе, и тому подобное, и подобное этому – самому важному королевскому бюсту, огромному, из мрамора: когда вы, как положено, что-нибудь скажете на цыпочках, у него в ушах и под мышками раздается эхо.

Однажды у меня гостила одна молодая дама пяти лет с хвостиком. Вечером я сводил ее на прием к королю, а весь следующий день показывал ей наш город.

Королевские памятники произвели на мою даму такое сильное впечатление, что, видя какой-нибудь монумент, она непременно спрашивала:

– Это король кому?

 

ВДОХНОВЕНИЕ

Однажды утром моя знакомая дама пяти лет с хвостиком совершенно не знала, чем ей заняться. Она ходила вокруг моего письменного стола, заглядывала в мои бумаги и всем своим видом показывала, что я совершенно бездарно трачу свою жизнь – в то время как можно было бы проводить ее с большой пользой для окружающих: попрыгать с ними через скакалку, поиграть в классы или просто поваляться на диване, рассказывая какую-нибудь историю.

Наконец я сдался. Как раз в это время я читал иностранную книгу и обратил внимание на один рассказик.

– Так и быть! – сказал я. – Если хочешь, вот тебе история: она написана на двух языках, иностранном и заячьем. А я буду сразу переводить ее с этих двух языков на третий.

– Хочу-хочу! – закричала моя дама и уселась напротив меня, высунув язык – четвертый.

– Однажды, – начал я, – маленькая девочка сказала папе: «Папочка, ты ведь знаешь, у меня есть друг, зайчонок. Пожалуйста, напиши для него стихотворение. Я еще ни разу не слышала, чтобы кто-нибудь читал стихи на заячьем языке». – «Сколько же лет твоему приятелю?» – «Завтра у него как раз день рождения, ему исполняется столько же, сколько и мне: пять лет с хвостиком...»

– Вот это да! – перебила меня моя знакомая дама. – И как мне!

– Ну да! – подтвердил я. – Я читаю тебе историю про твоих ровесников...

– Розимников! – поправила меня моя дама. – Я родилась зимой.

– Хорошо, – согласился я, – поехали дальше!

– Лучше посидим дальше, – возразила она. И тут же добавила: – Я вся внимание!

– «...А я бы так хотела сделать ему подарок! Я знаю: он любит морковку и стихи для детей. Но зай#чонок еще плохо понимает человеческий язык и все время просит, чтобы я пересказывала ему стихи на его языке, заячьем...»

– Эта девочка знает заячий язык? – опять перебила меня моя дама пяти лет с хвостиком.

– Выходит, что знает.

– И ее папа знает?

– Получается, что и папа знает заячий язык, если она просит его сочинить на этом языке стихи.

– Получается, что и ты знаешь, – убежденно сказала моя дама. – А что ты собираешься переводить мне с заячьего языка?

– Сейчас услышишь.

– Я вся внимание!

– «Ну и задачку ты мне задала! – вздохнул папа. – Даже и не знаю, как писать...» – «А ты пиши с вдохновением!» – «Как?» – «С вдохновением!» – «А ты знаешь, что это такое – вдохновение?» – «Знаю! Вдохновение – это когда все получается!» – «Вот как... Что ж, раз ты у меня такая догадливая, то я тебе прямо сейчас прочитаю стихотворение. Как-то раз у меня гостил один знакомый заяц, и я написал ему несколько строчек на том самом языке, о котором ты говоришь. Вот только не знаю, все ли ты поймешь...» – «Читай, папочка, я попробую». – «Стихотворение называется

ВОРКОМКА

Воркомка, воркомка –
Васикра ноа.
Воркомка, воркомка 
Яката нода.
Воркомка, воркомка –
Нордой кокореш.
Воркомка – ноа
Тиваминов комеш!

Ну как – поняла?» – «Я все поняла! И мне кажется, мой зайчонок будет доволен...»

– А я ничего не поняла! – вздохнула моя пятилетняя с хвостиком дама и поудобнее устроилась в кресле напротив.

– Сейчас поймешь, – и я продолжал: – «Как же ты разобралась? Ведь я прочитал одни незнакомые слова!» – «А я подумала немного и сказала себе: раз это заячий язык, значит, главное слово в стихотворении, скорей всего, будет «морковка». Очень часто главное слово бывает названием стихотворения. Так оно и оказалось. «Воркомка» – это же и есть «Морковка»: просто по-заячьи буквы и слоги часто меняются местами! Вот и здесь буквы «м» и «в» заменили друг дружку. Дальше мне было уже легче понимать. «Васикра» – значит «красива», «ноа» – «она»: тут все слоги и буквы как раз и перепутались. То же самое и в строчке «Яката нода» – «Такая одна». «Нордой» я тоже поняла сразу – это же «родной»! А вот слово «кокореш» меня озадачило. Но потом я вспомнила, как поступает заяц, когда хочет удрать от врагов, – путает следы, с конца тропки возвращается к началу и всех водит за нос – как и с буквами в этом слове. Тогда я поняла – это «корешок»! После этого и последняя строчка стала понятной: «Тиваминов комеш» – «Витаминов мешок»... Ну как, правильно я поняла?» –  «Умница! Сразу видно, что ты дружишь со своим зайчонком и живешь с ним в мире, – вон сколько слов на заячьем языке ты знаешь!..»

Я оторвался от книжки и спросил:

– Ну а ты поняла, о чем это стихотворение?

Моя дама фыркнула и сказала:

– Хочешь, прочту?

– Давай!

И она прочла – сначала немного запинаясь, а потом все увереннее и громче:

МОРКОВКА

Морковка, морковка –
Красива она.
Морковка, морковка
Такая одна.
Морковка, морковка –
Родной корешок.
Морковка – она
Витаминов мешок!

 

 

 

 

СКОРОГОВОРКИ

ПРО КАРАСИКА

Карасенку раз карась
Подарил раскраску.
И сказал карась:
– Раскрась,
Карасенок, сказку!..
На раскраске карасенка –
Три веселых поросенка:
Карасенок поросят
Перекрасил в карасят!

 

ПРАВИЛО ОБРАЩЕНИЯ С ТАКСАМИ

Если к таксе с таской –
Такса станет плаксой.
Если к таксе с лаской –
Станет славной таксой:
Чтоб не тосковала
Такса от досады
И не так совала
Нос куда не надо! 

 

КУХОННАЯ СКОРОГОВОРКА

Скоро год, как у кухарки
Сковородки, скороварки, 
Ростер, тостер, просто терка –
Вот и вся скороговорка!

 

 

 

СОКРОВИЩЕ

Мимо огородища,
Брюквища-салатища,
Шло себе коровище,
А за ним – телятище. 

Говорит коровище:
«Ты – мое сокровище!
Вон какой хвостище!
Вон какой носище!
А бока-бочищи –
И того почище!
А твои копытища
Нужно мыть и мыть еще:
Эти килограммища
Оставляют ямища!..
Добрые соседища,
Не жалейте пищи,
Принесите сенища
Моему сынищу!»

Если ехать мимо ели…
Если ехать мимо ели,
Если ехать на коне,
Если ехать еле-еле,
Если ехать при луне,
Если ехать мимо ели
Две недели напролет –
Вы успели? Разглядели? –
Там под елью спит енот.

Спит енот в своей постели,
Спит и видит в полусне:
Кто-то едет еле-еле
Мимо ели на коне,
Едет-едет, едет-едет
Две недели напролет,
Едет, едет, едет, едет,
Спать еноту не дает!

 

Я УТРОМ ВЫШЕЛ ИЗ ДВЕРЕЙ…

Я утром вышел из дверей –
Кругом была весна,
И стая мыльных пузырей
Летела из окна.

Она летела так и сяк,
И вбок, и вдаль, и вширь,
А впереди летел вожак –
Большой такой пузырь.

Сперва вперед, потом назад,
И вниз, и вверх опять, –
Но пузырей и пузырят
Никак не мог собрать.

Один, веселый как во сне,
На проводах повис,
Другой, поднявшись по стене,
Уселся на карниз.

А третий, солнцем ослеплен,
Свистел: «Фа-ми-ре-до…»
И полетел на старый клен, –
Наверно, вить гнездо.

 

 

ОПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ

Из дневника детского поэта

 

Хитрый Григорьев

Как-то мы выступали вместе с Олегом Григорьевым в Доме детской книги. Олег, как всегда, вовсю подначивал собравшихся. Те не выдержали и начали задавать ему каверзные вопросы. Один мальчик спросил:

– Сколько росту вы весите?

Олег незамедлительно ответил:

– Метр семьдесят килограмм!

 

Находка Усачева

Мой друг, замечательный детский писатель Андрей Усачев, однажды обнаружил «Азбуку», которая начиналась так:

А – в пруду лягушек ловит,

Б – орешки все грызет,

В – в лесу ночами воет,

Г – по озеру плывет…

 

Умные дети

Идя навстречу неуемной детской страсти разгадывать загадки, я сочинил «Азбуку в загадках для умных детей» и, когда читаю ее в школах, начинаю с чего-нибудь простенького, например: 

Большое бревно подниму на бегу,

А маленький камень поднять не могу.

– Что это? 

Первоклашки быстро догадываются: вода, река. 

Но попадаются изобретатели особых ответов. Один юный отгадчик ответил так: 

– Это я! Когда я бегу с бревном – руки заняты, и я уже не могу поднять маленький камень.

Есть у меня загадки и посложней. Например, такая:

Он свой морщинистый живот

То выставит, то спрячет.

То вместе с нами он поет,

То вместе с нами плачет.

До отгадки мы постепенно добираемся: это баян, аккордеон. 

В середине 90-х я однажды загадал эту загадку тогдашним третьеклассникам – и тут же получил ответ:

– Это наш президент! Ельцин!..

 

Кто заметил Пушкина?

Мой покойный друг, знаменитый Учитель смеха, писатель и художник Леонид Каминский, был большим знатоком детского юмора и всю жизнь собирал отрывки из школьных сочинений. У него в мастерской стояли мешки, набитые письмами, – письма шли к нему со всех уголков страны. Когда мы собирались, Леня время от времени запускал в такой мешок руку, доставал какое-нибудь письмо и зачитывал очередную присланную фразу. Попадались просто великолепные образцы.

«Когда Суворов был маленький, он рано вставал, делал зарядку, умывался и шел воевать с татаро-монголами».

«На голове Ильи Муромца был шлем, а на ногах ботинки с древними шнурками».

«Каждый год 7 ноября в нашей стране совершается Великая Октябрьская революция».

«Чапаев всегда скакал в бою впереди своей лошади».

«Зазвучал гимн Советского Союза, и все люди стояли как прибитые».

«Многие ребята в нашем пионерлагере просятся домой, а я буду терпеть – мне здесь нравится!»

Ну и так далее. 

Особенно доставалось нашим писателям-классикам. 

Однажды Леня прочитал в присланном ему письме такое: «Юного Пушкина заметил на экзамене в лицее старик Дзержинский». 

Мы как раз отправились выступать в одну из школ, и Леня на выступлении спросил: 

– Вот я тут получил такое письмо... А как правильно надо было сказать? Кто заметил Пушкина на лицейском экзамене?

Молчание.

Леня подсказывает:

– Старик…

Молчание. Мальчик на первой парте робко поднимает руку:

– Хоттабыч?

 

Юбилей поэта

С Пушкиным связано в детской жизни гораздо больше, чем мы думаем. О Пушкине интересно писать. 

Из тех же школьных сочинений:

«У маленького Саши была очень хорошая, добрая няня Арина Родионовна. По вечерам она рассказывала Саше стихи и сказки Пушкина».

«В Пушкина на дуэли стрелял француз-дантист».

«В образе Татьяны Пушкин первый отобразил всю полноту русской женщины».

«Маша побледнела, узнав, что ее сватает Верейский. Тогда Кирила Петрович строго сказал: „Маша, выйди из комнаты и вернись к нам навеселе!”»

 

Необыкновенный махаон

В свое время в издательство «Детская литература» приходило много писем: ребята спешили откликнуться на просьбу издательства прислать свой отзыв о прочитанной книге – и писали:

«Я хочу обозваться на эту книгу».

Или: «Я на эту книгу никакого впечатления не произвела». 

Или: «От этой книги я не смогла отравиться». 

А одному юному читателю очень понравилась книжка о бабочках «Необыкновенный махаон». И он в восторге написал: «Теперь я знаю, как ловить бабочек, морить их и, наконец, сушить!»

 

Бабушка

Однажды мы с моим другом Сергеем Махотиным, редактором детских программ радио России, ждали на запись одного из юных участников передачи – он всегда приходил вовремя и всегда в сопровождении бабушки, а тут запаздывал. 

Наконец влетает, запыхавшись, но один, без бабушки.

– А бабушка-то где?

– А бабушка доходит!

 

Жук

В другой раз Сережа ждал на запись нашего замечательного друга Вадима Жука, а тот все не шел. Наконец влетает в последнюю минуту:

– Извините, братцы, зашел в книжный магазин, взял с полки книгу – и не мог оторваться!

– А что за книга?

– «Жуки Европы»!

 

Опасная профессия

Есть у меня такое небольшое стихотворение – про хомячка:

А можно

У вас на руках посидеть?

А можно

Немножко на вас поглядеть?

А можно

К вам щечкой своею прижаться?

Вам стало уютно?

Мне тоже, признаться!

Выступал я в одной детской библиотеке, решившей в мою честь устроить некое театральное представление. Дети разыгрывали разные сюжеты по моим стихам – и вот очередь дошла до «Хомячка». 

А дальше начался ужас. 

Поставили на сцену кресло, усадили меня в него, вышла девица лет четырнадцати-пятнадцати, одетая хомячком, плюхнулась мне на колени и принялась скандировать: «А можно у вас на руках посидеть... А можно немножко на вас поглядеть... А можно к вам щечкой своею прижаться...» На последних словах она меня этак вжимает в кресло и целует. Еле освободился в легком ужасе и думаю: вот неудобняк-то – при педагогах, родителях, прямо на сцене... 

Если б я знал, что будет дальше! А дальше этих девиц оказалось штук восемь! И каждая, одетая хомячком, плюхалась ко мне на колени – и все повторялось с начала до конца. Я уже не знал, как мне выбраться из этой истории! 

Опасная это профессия – быть детским поэтом!

 

 

 

Жаркая считалка

По росе-то
Поросята
Так и ходят поутру.
Лягушата
Из ушата
Обливаются в жару.
Пьют цыплята
По глоточку,
А ребята
По песочку
Пробегутся
С огоньком, 
Окунутся
С окуньком!

 

Кто что несет

Семен портфель несет в руке.
Павлуша – двойку в дневнике.

Сережа сел на пароход –
Морскую вахту он несет.

Андрюша ходит в силачах –
Рюкзак несет он на плечах.

Задиру Мишу Петр побил –
Несет потери Михаил.

Степан не закрывает рот –
Он чепуху весь день несет!

 

ВСТРЕЧА ПО-АНГЛИЙСКИ

Мистер Гавкинс и сэр Рычалли
Миссис Мяуни повстречали.

Эту встречу навек запомнили
Сэр Бесхвостли и мистер Хромнили.

 

 

ОПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ-2

Из дневника детского поэта

 

НАШИ ПРОФЕССИИ

Я часто спрашиваю детей, хотят ли они стать детскими писателями.

– Не-е-ет! – гудят они. – У нас не получится!

Зато с удовольствием пишут про те профессии, которые их привлекают:

«Я хочу быть хирургом. Это очень нужная профессия – делать переломы людям».

«Повар – это полезная и вкусная профессия».

«Я хочу быть как папа. Мой папа работает на ферме. Он – молокосос».

Одного ученика учительница спросила:

– Почему ты хочешь стать врачом? 

– Они часто спасают людей от жизни!

 

ГОЛОС С ПОСЛЕДНЕЙ ПАРТЫ

В одной школе на уроке истории учитель рассказывал о войне. Эпизод встречи маршалов Конева и Жукова. 

– И вот, – говорил учитель, – в конце встречи Конев подарил Жукову коня, а Жуков подарил Коневу...

Голос с последней парты:

– Жука!

 

ВОПЛЬ ДУШИ

В шестом классе писали сочинение: «Какой я хочу видеть родную школу». Один ученик написал: «Я вообще не хочу ее видеть».

 

СОЧУВСТВИЕ

Как известно, артистам приходится играть разные роли, в том числе и отрицательные. Вот что случилось однажды во время спектакля «Малыш и Карлсон, который живет на крыше». 

В пьесе есть такой эпизод: фрекен Бокк отбирает у Малыша колокольчик, подаренный ему Карлсоном, и начинает топтать его ногами. Возмущенный Малыш кричит: «Вы старая, старая, злая старуха!» В этом месте обычно в зале наступает напряженная тишина – зрители сочувствуют Малышу. И вот на одном из спектаклей после этой реплики неожиданно вскочил во втором ряду маленький мальчик в круглых очках (по виду – круглый отличник) и громко добавил:

– И это еще мягко сказано!

Весь зал поддержал его бурными аплодисментами.

 

ТАЛАНТЛИВЫЙ ГОША

Судьба подарила мне долгие годы дружбы с остроумнейшим человеком, киевлянином Юрием Шаниным. Когда у него появился внук Гоша, Юрий Вадимович стал присылать мне замечательные наблюдения за речью своего маленького подопечного.

В частности, прислал такое. Когда Гоше было всего три года, он на слух воспринял и запомнил лермонтовское «Бородино». И вот однажды, играя с тигром, львом и медведем, Гоша поставил их всех вверх ногами, чтобы стояли на головах, как в цирке! И с торжественностью продекламировал:

Уж постоим мы головою

За Родину свою!

 

ПИОНЕРСКАЯ ПОБУДКА

Однажды мой товарищ поэт Слава Лейкин проснулся под пионерскую побудку. Побудка была такая: под окнами его квартиры был продуктовый магазин, грузчики таскали пустые ящики и перекрикивались:

– Тара-то та?

– Та, тара, та!

У Славы Лейкина острый слух и зоркий глаз.

Как-то, прочитав дурное предисловие к сборнику переводов из Рембо, он сказал:

– Рембо гниет с головы.

Увидев одну детскую поэтессу, тотчас нарисовал ее словесный портрет:

– Бюст у нее поставлен на широкую ногу.

А про общего товарища, тоже детского поэта, большого любителя выпить, заметил: 

– Не человек, а барометр: идет – и падает!

 

ЖИЗНЬ МЕНЯЕТСЯ

Реалии прежней жизни стремительно уходят, однако наше косное школьное образование не хочет с этим мириться. 

В знакомой школе учительница младших классов дала ученикам задание написать небольшое сочинение со словами: плуг, сено, борозда, покос, чернозем и так далее. Уж не знаю, что написали остальные ученики, но дочка моих друзей, с ног до головы городская девочка, вымучила из себя одну-единственную фразу:

«Борозда стояла в музее».

 

МЫСЛИТЕЛЬ

Один из моих дошкольных собеседников долго мучился вопросами, что такое мысль и как работает человеческий мозг. Наконец он выдал формулировку, заслуживающую всяческого внимания: «Мысль, – сказал он, – это когда рот закрыт, а голова говорит». 

 

СТИХИ ПРО ЕДУ

Моя знакомая девочка Наташа сочинила:

Это в магазинах есть,

Все желают это есть,

Все едят это всегда,

Называется – еда!

Четверостишие было написано в трудные годы перестройки и воспринималось весьма злободневно. А совсем недавно один из моих юных корреспондентов сказал:

– Опавшие листья как чипсы!

Поди опровергни!

 

ОПЕЧАТКА

Среди многочисленных опечаток, которые сегодня можно встретить чуть ли не в каждом издании, одна меня растрогала до слез. В книге о детском творчестве я обнаружил тихую радость для глаза: «Литературно одраенные дети».

 

БАГАЖ ПРОШЛОГО

Мой приятель, преподаватель кафедры детской литературы, рассказал о тесте, который они проводят у себя на кафедре. Студентам задают вопрос: за какие строчки было запрещено стихотворение Самуила Маршака «Багаж»? 

Я по наивности предположил, что за «сдачу» в багаж собачонки… Куда там! 

– Вспомните, – сказал мой приятель, – кто тогда был министром путей сообщения. 

– Каганович! 

– Ну и…

Стихотворение запретили за две последние строчки: «Однако во время пути собака могла подрасти». Это же был поклеп на советские железные дороги, по которым советские поезда идут быстро и точно по расписанию! 

 

МОЛОЧНЫЙ ЗУБ

Выступаю в школе и хочу почитать стихи о молочном зубе – тема для детей понятная, болезненная, но веселая. Спрашиваю:

– У кого остался последний зуб?

Один из мальчишек:

– У моей бабушки!

 

 

 

АПЕЛЬСИНОВЫЙ ДЖЕМ

Апельсиновый джем,
Апельсиновый джем,
Я сегодня тебя обязательно съем,
Как ни прячься на полке в буфете, –
Будешь, рыжий, за это в ответе!

Я с тобой, апельсиновый джем, не шучу,
Я тебя, апельсиновый джем, проглочу –
И за то, что укрыться пытался, 
И за то, что так трудно достался!

 

ФОТООСЛИК

Этот ослик не возит поклажу,
Он в тени отыскал уголок.
Я к нему подойду
И поглажу
На загривке смешной хохолок.

Нам фотограф:
– Желаете фото?
Рядом с осликом – ваша семья...
Папа медлит, ему неохота.
– Я желаю!
А ослик?
– И я!

С фотоосликом сел я в обнимку,
А потом
Мы раскроем альбом,
Вложим снимки –
И каждому снимку
Посмешнее названье найдем...

Папа буркнул:
– Ну хватит шататься,
Ты сегодня измучил меня!..
Я сказал:
– Я хочу здесь остаться!
Ослик ткнулся мне в руку:
– И я!

 

ОПАСНАЯ ЗОНА

Опасная зона!
На крышах – сосульки!
Ходите подальше, дедульки-бабульки,
И дети, и мамы, и папы, и псы –
Ходите подальше
От этой красы!
Сосульки – прекрасны!
Но так и бывает,
Что нас иногда красота убивает.
Я знаю по опыту!
Просто завал!
Недаром я Динку сосулькой назвал:
Холодная, тонкая, уши, как льдинки…
Ребята!
Ходите подальше от Динки!
Илюша, не пробуй!
Серега, постой!
Опасно соседство с такой красотой!

 

ЧЕРЕПУШЕНЦИЯ

Вся воздушная, как пышка,
Шла вприпрыжку по опушке
Черепашка Черепышка
К черепашке Черепушке.

И как пышная ватрушка,
Не спеша, без передышки,
Черепашка Черепушка
Шла навстречу Черепышке.

Шли радушные подружки,
Та – неспешно, та – вприпрыжку.
Черепушка на опушке
Повстречала Черепышку.

– Ах, какая ты милашка! –
Закричала черепашка.
– До чего ж ты, крошка, душка! –
Отвечала ей подружка.

И пошла у них пирушка –
Сушки, плюшки да коврижки,
До оставшейся горбушки,
До последней кочерыжки.

Хорошо не понаслышке
Оказалось на опушке
Черепашке Черепышке,
Черепашке Черепушке!

 

ЦЫП-ЦЫП И ЦАП-ЦАРАП

Бегут на цыпочках
Цепочкой
Цып-цып-цып! Цыпочки
За квочкой.

Один Цып-цып –
Такая цаца! –
Отстал
И стал
В земле копаться.

Пока он лапкой
Дерн царапал,
Чуть Цап-царап
Его не сцапал!

В тревоге квочка –
Нет сыночка!
– Ты цел?.. Ты цел?.. –
Кудахчет квочка.

– Я цел! Я цел!
Я не растяпа!
Так цыкнул я
На Цап-царапа,
Что он со страху
Влез на липу!..

– Ура! Ура! –
Кричат Цып-цыпу.

 

 

ОПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ-3

Из дневника детского поэта

 

ПОДСУДНОЕ ДЕЛО

Выступал в детском творческом клубе – дети умненькие, но отвязные. Читал им переводы из детских французских поэтов. В частности, одно из моих любимых стихотворений – «Антилопу» Робера Винё:

За копытце антилопы
Я отдам Лион.
А за хвостик антилопы
Я отдам Дижон.
А за ушко антилопы
Я отдам Лаваль.
А за щёчку антилопы
Я отдам Версаль.
А за глазки антилопы
Я тебе отдам
Весь Париж – мосты и Сену,
Лувр и Нотр-Дам!

 

Поднимается третьеклассница: 

– А ваш французский поэт знает, что продавать животных на органы – это подсудное дело? 

 

ЖИВОЙ УСПЕНСКИЙ

Однажды Эдуард Николаевич Успенский выступал в детской больнице. После выступления один юный пациент воскликнул: 

– Как хорошо, что я заболел и попал в эту палату! Я смог увидеть живого Успенского!

 

СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК

Моя знакомая, маленькая Диана, увидела, как во двор въезжает машина «Скорой помощи». 

– Счастливый человек! – сказала Диана.

– Это почему же?

– Прокатится на «Скорой помощи» – карета все-таки!

 

ТУТАНХАМОН

На встречах с детьми самый распространенный вопрос – сколько вам лет? Я традиционно отвечаю: тысяча. Один пятиклассник заметил: 

– Да вы не писатель, вы прямо Тутанхамон!

 

ПОСЛЕДНИЙ ВОПРОС

Детей интересует все. Где родился, сколько лет, какая семья и т. д., и т. п. Устав от одного и того же, говорю:

– Хватит. Кто задает последний вопрос?

Последней тянет руку девочка Луиза: 

– У меня не вопрос. Я просто хочу вам сказать большое спасибо за то, что вы бросили жену и приехали к нам!

 

ПЕСНЯ СИЛЬНЕЕ ВСЕГО

Дети очень тонко и точно реагируют на то, о чем поется в песнях. Одна моя знакомая в детстве была уверена, что в знаменитой «Катюше» первая строка звучит так: «Расцветали яблони игруши», и долго просила взрослых, чтобы те купили ей яблок именно этого сорта. А один юный любитель песен никак не мог понять, почему Леонид Утесов поет о том, что Молдаванка и Пересыпь уважают какую-то кость у моряка. 

Недавно я стал свидетелем такого разговора. Маленькая Женя спрашивает:

– Мама, а мы как-нибудь поедем с папой на океан?

– Ну, не знаю, может, и поедем когда-нибудь, а что?

– Я хочу посмотреть на Остров Невезения.

– Да, но это сказочный остров, его нет на самом деле.

– Как это нет? В песне же ясно сказано: «Остров Невезения в океане есть!» 

 

СОАВТОР

На встречах в младших классах я часто рассказываю о моем соавторе, таксике Берримоше, вместе с которым мы написали много стихов. В одном первом классе эта тема настолько увлекла слушателей, что они засыпали меня вопросами:

– А ваша собака в живых или в мертвых? 

– А автограф у нее взять можно?

 

РАССЕЯННЫЙ КАМИНСКИЙ

Мой друг детский писатель Леонид Каминский был очень рассеянным человеком.

Однажды раздается звонок:

– Чем занимаешься?

– Говорю с тобой по телефону. 

– Ну, не буду тебе мешать, – ответил Леня и повесил трубку. 

 

ЛЮБИМЫЙ ПИСАТЕЛЬ

Писатель Виктор Голявкин любил подначивать детей. Как-то раз те просто ринулись к нему на сцену. Голявкин страшно рассердился и закричал: 

– Немедленно наведите порядок! Перед вами выступает ваш любимый писатель!

 

СПЕЦИАЛИСТ

Пришел холодильный мастер по имени Захар. Долго возился с мотором, скептически приглядывался к нашему новому холодильнику, вертел его так и сяк; в конце концов, как выяснилось, ничего с ним не сделал, зато поговорил. 

– Вы, – говорит, – наверное, профессор, вот у вас сколько книг. 

– Нет, – отвечаю, – не профессор.

– А чем же вы занимаетесь? 

– Литературой. 

– Пишете, что ли?

– Ну да, пишу. Для детей. 

Тут он посмотрел на меня пренебрежительно-недоверчиво и говорит: 

– К кому ни приду, все пишут. И все – для детей! 

 

НЕДЕЛЯ ДЕТСКОЙ КНИГИ

Учительница, представляя меня детям, говорит:

– Началась Неделя детской книги. А что это такое?

Первоклассница:

– Это когда все дети целую неделю читают книги Михаила Яснова! 

 

ОПЕЧАТКА

В детском рассказе, присланном на очередной конкурс, остановила внимание фраза юного автора: «Обезусев от страха, девочка спускалась по лестнице». Мы ее повторяли, обезумев от смеха!

 

ЮНЫЙ ФИЛОЛОГ:

– А странно, что слово «буква» пишется многими буквами…

 

ХИТРЫЙ ЧИТАТЕЛЬ

Мой знакомый мальчик Женя клянчит у бабушки шоколадный батончик. 

Она убеждает его, что целесообразнее сначала пообедать. 

Женя берет конфету и указывает на мелкие – не по глазам бабушки -– надписи на фантике: 

– Здесь написано: «Давать маленьким детям на голодный желудок».

 

 

Миша Яснов глазами Сережи Махотина

Фото из книги воспоминаний о Михаиле Яснове «Осторожно, двери закрываются…». Составитель Сергей Махотин. Фотографии его же…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

ДЕНЬ РОЖДЕНЬЯ

Ушла пора пурги и стужи,
Сегодня –
День рожденья лужи!
И ветер стих,
И полдень ярок,
И в сердце лужи все светлей.
А небо сделало подарок
И подарило тучку ей.
У тучки 
Розовое брюшко,
Она лежит в воде, как хрюшка...
Нет, в луже – все наоборот:
У тучки
Розовая спинка,
Она лежит в воде, как свинка,
А может быть, как бегемот.

Но как ее ни назови,
Лежит и тает –
От любви!

 

ПОДХОДЯЩИЙ УГОЛ

За то,
Что мы спорили с Вовкой о том,
Сумеет ли бык
Совладать со слоном
И может ли рыба
Дышать под водой
С одною-единственной жаброй, –
Нас в угол поставили:
Вовку – в пустой,
Меня – в подходящий,
Со шваброй!
Завидует Вовка,
А мне – благодать!
Со шваброй в углу
Интересно стоять:
То палку
Потрогать рукою,
То в щетку
Потыкать ногою…
А Вовка?
На Вовку мне больно смотреть:
Не знает, бедняга,
Куда себя деть, –
Один на один со стеною…
Пусть больше не спорит
Со мною!

 

КОГДА У НЕБА БОЛЯТ ТУЧИ

Небо дождиком набухло.
Флюсом облако распухло.
Ну-ка, небо, марш к врачу!
Небо ноет:
– Не хочу!..

Мой знакомый доктор Левин
Был с утра сердит и гневен:
– Я приехал загорать,
Попрошу вас не орать!

Он поставил в бор машину,
И багажник распахнул,
И большую бормашину
На опушке развернул.
– Открывайте, небо, рот!..
А оно как заревет!

Два часа рыдало небо –
Бедный доктор весь промок.
А потом сказало небо:
– Ах, как доктор мне помог!
У меня болели тучи –
А теперь мне много лучше!

Мой знакомый доктор Левин
Был заботлив и душевен:
– Хватит охать и хворать,
Будем вместе загорать!

 

 

 

ЧТО КОНЧАЕТСЯ НА «У»

Мне кто-то сказал, что в Перу
Не водятся кенгуру.
Но в Африке водятся гну –
Я видел в кино одну. 

А есть еще какаду,
А есть еще марабу,
И обезьянка сажу –
Я в книжке вам покажу.

А есть еще зебу и эму,
А также страус нанду.
В общем, на эту тему
Я много чего найду.

Но не пойму,
Почему
Ни на лугу,
Ни в лесу,
Ни наверху,
Ни внизу
Не встретилось никому
Наше родное животное –
Чтоб оно кончалось на «у»!

Вон филин кричит: «Гу-гу!»
Кукушка в ответ: «Ку-ку!»
С насеста: «Кукареку!»
А следом из чащи: «У-у-у-у!»
А с пастбища: «Му-у-у!» да «Му-у-у!»
И «Мяу!» звучит в дому,
Собаке мы скажем: «Фу!»
Лошадке мы крикнем: «Тпру!»
Но никакого животного –
Чтоб оно кончалось на «у»!

В общем, у нас, как в Перу,
Не водятся кенгуру.

  

 

Для взрослых!

О ПРОШЛОМ

Всех лопали – 
и все хлопали.

 

О ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКЕ

Что значит государство правовое?
Да значит, что имеем право воя!

 

ДВА ПОДХОДА К ДИСЦИПЛИНЕ

1

Дис-цып!-цып!-цып!-цып!-цып!-лина.

2

Дисци-пли!-пли!-пли!-пли!-пли!-на.

 

ФИЛОСОФСКОЕ

Недешево купил удачу,
отсчитывает сердце сдачу.

 

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ

Вот и я попался на крючок
и живу, доверясь книжным слухам:
коль погибну не за пятачок,
пусть земля мне будет винни-пухом.

 

БАЛЛАДА

Темнела даль. Светлела высь.
И лошадь перешла на рысь.

 

И стала даль светлым-светла.
И рысь на лошадь перешла.

 

ЛИМЕРИКИ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ…

* * *

Мастиф, завезенный в Преторию,
Любил помечать территорию.
За сутки мастиф,
Ее умастив,
Венецией сделал Преторию.

* * *

Жил один хулиган в Уругвае,
Саквояжи из рук вырывая.
Жил на славу – да вот
Как-то вырвал не тот,
И посмешищем стал в Уругвае.

* * *

Папа Карло, родившийся в Токио,
Стал из сакуры делать Пиноккио.
Только вырезал уши –
Тот потребовал суши.
Вот и делай Пиноккио в Токио!

* * *

Одна первоклассница в Генуе
Решала, влюбиться ли в Гену ей?
Крутила, вертела –
Влюбилась в Марчелло,
Поскольку не встретился Гена ей.

* * *

А на улице Малой Конюшенной
Жил Илюша, собакой укушенный.
И теперь из окна
Слышен вой дотемна –
Воет Шарик, Илюшей укушенный.

 

 

 

СТИХИ БЕЛЬГИЙСКИХ ПОЭТОВ ДЛЯ ДЕТЕЙ

В переводах Михаила Яснова

 

Жео Норж

С ПОТОЛКА

Забавно быть придворной мухой –
Болтай с подружкой дни подряд,
На потолке сиди да нюхай
Плывущий снизу аромат.

Ах, дамы! Ах, мадмуазели!
На каждом празднике-балу
Мы столько раз на вас глазели,
Хихикая, крылом к крылу.

Мы надорвали наши брюшки
От смеха громкого, пока
Все ваши вырезы и рюшки
Рассматривали с потолка.

Да посудите лучше сами:
Как не войти в такую роль,
Когда над нами вверх ногами
Весь день гуляет сам король!

 

ПТИЦЕКОТ

Кот, проглотивший птичку,
Под шерсткой почуял зуд.
Кот, проглотивший птичку,
Увидел: крылья растут!

Следом клюв появился –
И вот птицекот готов:
Он тут же не поленился
Склевать окрестных котов!

 

Пьер Коран

ЕНОТ-ПОЛОСКУН

Енот-полоскун
Известен всем окрест:
Енот-полоскун
Полощет все, что ест.

И, завтракая рыбкой,
Спешит – какая прыть! –
Ее от тины липкой
Отмыть, отмыть, отмыть.

Обедает лягушкой:
Схватил ее – и вот
В болотце за опушкой
Скребет, скребет, скребет.

Улиткою, бывает,
Поужинать не прочь –
Ее он отмывает
Всю ночь, всю ночь, всю ночь.

Енот-полоскун
Известен всем окрест:
Енот-полоскун
Полощет все, что ест.

Еще теперь найти ему бы
Минутку, чтоб почистить зубы!

 

Карл Норак

ВЕРБЛЮЖЬЯ СЧИТАЛКА

Верблюд
всю жизнь
горбатится –
а кто же
с ним
расплатится?
Песок,
вода,
колючка –
вот вся его
получка.
В пустыне
тает след его,
барханы
там и тут…

Любой верблюд
от этого
плюется,
как верблюд.

 

Рене де Обальдиа

Перевел (для взрослых) и пересказал (для детей) с французского Михаил Яснов

ФАНТАСТИШКИ

Cтихи для детей и некоторых взрослых

 

Я В ВАРЕНЬЕ ПАЛЕЦ СУНУЛ...

Я в варенье палец сунул –
Ах!
И он запах
Жужжащею пчелою,
И ягодой лесною,
И солнцем надо мною,
И бабушкиной щекою,
Когда уткнешься
В морщинки и в складки – и
Слушаешь сказки,
Сладкие-сладкие!..
Я в варенье палец сунул
И лизал что было сил,
И лизал что было сил –
Так его и проглотил!

 

ЧТО ЭТО ТАМ В КАСТРЮЛЬКЕ УРЧИТ?

Что это там в кастрюльке урчит,
Без остановки урчит и урчит,
Сильней, чем мой папа, когда он спит,
Когда он спит
И во сне храпит?

И час это длится, и два часа...

А тот, кто не знает, что там урчит,
От удивленья таращит глаза:
Что там варится,
Что кипит?

А это котенок забрался в кастрюльку,
В пустую кастрюльку – 
И спит!

 

КАРУСЕЛЬ

Лошадки деревянные – подковки стук да стук.
А свинки деревянные – по кругу хрюк да хрюк. 

Лишь попробовал я
На лошадку взобраться,
Как она попыталась
Со мною расстаться:
Чтобы сбросить меня,
Побежала по кругу –
Я за ухо ее
Укусил с перепугу.
– Ты чего раскусался? –
Спросила лошадка. –
Я совсем не морковка
И не шоколадка.
Ухватись за узду
И сиди аккуратно –
Мы подпрыгнем к Луне
И вернемся обратно!

Только я захотел
Перебраться на свинку,
Как строптивая свинка
Отдернула спинку
И нырнула
К другим поросятам, в сторонку.
Я за хвостик ее
Уцепился вдогонку.
Но напрасно на свинку
Взобраться пытался –
Только хвостик в руке,
Словно штопор, остался.
Жалко свинку –
И штопор ее мне не нужен.
Отнесу его папе
Сегодня на ужин!..

Лошадки деревянные – подковки стук да стук.
А свинки деревянные – по кругу хрюк да хрюк.

 

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Шарлотта
Варит кастрюлю компота.

Клод
Селедку сосет.

Колетт
Красится в белый цвет.

Жак
Начищает башмак.

Катрин
Разжигает камин.

Леон
Рисует лимон.

Брижжит
Куда-то спешит.

Адемар
Вопит, что это кошмар.

А на стенке часы
Все отмеривают часы.

И шквожь дырку от жуба
Швищу я ш тошкой –

Чем жанятьша,
Не жнаю я день-деньшкой!

 

БАЛЛИСТИКА

Если бы мама сняла сережки,
Я вдел бы ей в уши вишни.
Таких два солнца, как эти вишни,
Ей было б носить нелишне.

Когда в воскресенье из церкви вернусь я,
Прощенный во всех грехах,
Я к маме подсяду
И съем эти вкусные
Вишни у ней в ушах.

А если к нам в гости заглянет один
Непривлекательный господин
И, как людоед,
С выраженьем внимательным
Маму глазами начнет поедать, –

Нужно вишневую косточку сжать
Между большим
И указательным.
И, попивая с улыбкою чай,
Косточкой этой пульнуть невзначай
Прямо в бесстыжий, бессовестный глаз
Того,
Кто с мамы
Не сводит глаз!

 

ХОРОШО, ЧТО Я НЕ ГОСПОДЬ БОГ

Хорошо, что я не Господь Бог,
Иначе я был бы суров и строг
И не прощал бы шалости –
Не из милости,
Не от жалости.

У Клода и Жака я вырвал бы зубки
За то, что плюются бумагой из трубки.
И ножки сломал бы Рене и Арно
За то, что мячом запустили в окно.
Заставил бы Пьера наесться печеньем,
Тем самым, которое он, как вареньем,
Обмазал густой лягушачьей икрой
И всех угощал, забавляясь игрой.
Но больше всего Николя бы досталось
За то, что с котами окрестными сталось,
За то, что всех больше досталось коту
С кастрюлей, подвешенной прямо к хвосту.
Из этой кастрюли я дал Николя бы
Отведать бурды из наваристой жабы,
И чтобы хвостом этот кот-горлодер
И рот ему вытер,
И нос бы утер!

 

ФРАНЦУЗСКАЯ НАРОДНАЯ ПЕСЕНКА

ЛА ПАЛИСС

Не пропеть ли песню о
Ла Палиссе достославном?
Пусть всегда звучит смешно
То, что кажется забавным.
Был бы Ла Палисс богат,
Он бы спал на золотишке.
Раз в кубышке нет деньжат –
Значит, нет деньжат в кубышке.

С детства ловок и удал –
То-то гневались растяпы! –
Шляпу вовсе не снимал,
Если ехал он без шляпы.
Был приветлив он и мил –
Прямо копия папаши,
И совсем не страшен был,
Правда, если не был страшен.

Он женился, и притом
На порядочной девице.
А остался б малышом –
Не сумел бы он жениться.
Но поскольку вырастал,
То невесту взял такою,
Что едва ей мужем стал,
Как она ему – женою.

Прорицатель за два су
Предсказал – чего бы проще! –
Что месье умрет в лесу,
Если не погибнет в роще.
Ла Палисс свой век прожил
И на встречу к нам не выйдет.
Если очи он смежил,
Значит, он ни зги не видит.

Ранен был ночной порой,
Стал он жертвою обмана.
Если умер наш герой –
То, считай, смертельна рана.
В среду был он погребен, 
В среду кончились заботы,
А умри в субботу он,
То дожил бы до субботы.

 

 

ГОРОДСКАЯ ВНУЧКА

Жила черепаха в квартире, 
Одна,
Глубокой и древней печали полна.
Была ее бабка – 
Морская,
А внучка – 
Давно городская. 

Ни моря, ни солнца, ни камушка нет,
Куда ни взгляни – 
Бесконечный паркет.
Ну, листик да капелька сока –
А все-таки так одиноко! 

И вдруг появился в квартире щенок
И жизнь изменить черепахе помог.
Лохматый! 
Большой! 
И при этом
Он ползает с ней под буфетом!

Она семенит за щенком, 
А потом
Ложится на лапу его животом
И слышит: 
Щенок засыпает
И шумно, как море, вздыхает!

 

 

 

Миша Яснов поздравляет нас всех с Новым годом!

С каким? Да, с любым– прошлым, нынешним, будущим…

Какое счастье, что он у нас был!

И навсегда остался с нами!

 

 

Голоса друзей

Из книги воспоминаний о Михаиле Яснове
«Осторожно, двери закрываются…»

 

Вспоминает Сергей Махотин…

 «…В Екатеринбурге мы встречались со студентами педагогического университета. Вспоминали своё школьное детство. Я посетовал на то, что в сегодняшних школах очень мало учителей-мужчин, педагоги обременены никому не нужной бумажной отчётностью, их профессиональный уровень иногда удручает. Признался, что хочется порой воскликнуть: «Верните детям школу, в которой я учился!»

На следующее утро Миша прочёл мне стихотворение, которое, кажется, не вошло ни в один его лирический сборник.

Ещё живая память
лежит в судьбе закладкой,
ещё я помню запах
учебника с тетрадкой.

Мой старенький портфельчик
ещё не развалился.
Верните детям школу,
в которой я учился!

Там были мы бутузы,
там были мы стиляги,
там не было обузы
ссылаться на бумаги.

На нашу Марьиванну
весь пятый «А» молился.
Верните детям школу,
в которой я учился!

И были там мужчины,
и было их немало.
Потом они исчезли,
ушли куда попало.

Абрам Ильич уехал,
Сергей Петрович спился…
Верните детям школу,
в которой я учился!

С тех пор, уже далёких,
кто только не был в классе.
Один учитель в форме,
другой учитель в рясе.

Министр образованья
реформами кичился…
Верните детям школу,
в которой я учился!

Ещё о целом мире
мы знали понаслышке,
и в партах укрывали
не гаджеты, а книжки,

и не клонили очи –
вослед поэту – долу…
Верните детям школу!
Верните детям школу!

 

Позже он не раз читал эти стихи перед педагогической аудиторией. Долго не смолкали аплодисменты…»

 

Вспоминает Анастасия Орлова.

«…Никогда он не давал готовых решений. Если его «хорошо» или «отлично» встречалось хотя бы раз на десяток стихотворений, я, предварительно попрыгав до потолка, срочно бежала переписывать, перекраивать, переделывать остальные девять. Большой наградой было слышать: «Умничка, Настенька! Совсем чистенько стала работать». Или: «Настенька, дорогая моя! Я сейчас в Таганроге на Чеховском фестивале. Мы с Серёжей Махотиным прыгали до потолка, прочитав твою новую подборочку! Это же просто радость жизни! Так держать! Обнимаю. Твой МЯ».

И сразу два крыла вырастали за спиной. Моё ученичество было счастливой порой. Он стал моим зеркалом, моей опорой. Получив пятую версию какого-нибудь стихотворения, которое я мучила своим перфекционизмом и стремлением к скорому результату, он говорил: «Настенька, не спеши. Пусть отлежится». И они действительно «отлёживались», и приходили новые решения. Так постепенно я училась понимать саму себя, доверять самой себе.

Я и сейчас то и дело мысленно обращаюсь к нему за советом, приспосабливаюсь к изменчивой жизни и вечно балансирую между «Настенька, не торопись, пусть отлежится» и «Настенька, что значит “как»…

 

Вспоминает композитор Григорий Гладков

«На стихи Яснова я написал одну из своих лучших песен «Мама»…»

Мама 

У прохожих на виду
маму за руку веду.
Мама маленькая стала,
мама сгорбилась, устала,
мама в крохотном платке,
как птенец в моей руке.
У соседей на виду
маму за руку веду.
Подведу её к порогу,
покормлю её немного,
уложу её поспать.
Будем зиму зимовать.
Ты расти, расти во сне –
станешь ласточкой к весне,
отдохнёшь и отоспишься,
запоёшь и оперишься,
и покинешь тёплый дом,
и помашешь мне крылом…
У прохожих на виду
маму за руку веду.
Мама медленно идёт,
ставит ноги наугад…
Осторожно, гололёд!
Листопад…
Звездопад…

 

Послушать песню можно здесь!

 

Вспоминает Марина Москвина

«– Вообще, Миш, – я говорю, – земля настолько богата талантами, что мы порой имеем роскошь не слишком обратить внимание, что рядом с нами живёт великий поэт…

– Ой, – вздохнул Яснов. – Ну, к сожалению, это всегда было и, боюсь, что будет дальше, да и сейчас, конечно, есть.

Мы живём в эпоху – как это ни странно звучит – необыкновенного стихописания и прозописания, но я хорошо помню, у нас, тогда ещё в Ленинграде, в середине 90-годов была дискуссия, и один из наших коллег сказал: «Ну, что вы удивляетесь, мы же с вами живём в эпоху очаговой культуры…». Мне запомнились эти слова, потому что действительно можно не знать, что по соседству с тобой живёт какой-нибудь выдающийся прозаик или замечательный поэт, а он, может быть, в один магазин с тобой ходит, маячит перед твоим окном.

А время проходит, и ты говоришь: батюшки, я же его помню, у него шапка ещё была такая дурацкая, и он в очереди всегда с какой-то авоськой стоял, а я и не знал, что это – вот такой человек. Это запросто всё может быть. Мы многого не знаем и многое умеем забывать. Вот уходит человек из жизни, и вдруг перестают его печатать, перестают им заниматься, эта пустота заполняется, конечно, но уже чем-то другим.

И наша общая задача и задача любого читателя – сохранять то, что он знает и любит. Сохранять, чтобы передавать своим детям, потомству, следующим поколениям. Это очень важно! И когда мы вспоминаем о каких-то книжках, которые не переиздаются, а мы их помним по нашему детству, и они нам очень дороги, мы должны эти книжки, этих авторов вспоминать, знать, переиздавать обязательно...»

 

Вспоминает Григорий Кружков 

«… В 1985-м году Миша привёз нам в подарок стихотворение про невыриков:

Вдоль Москва-реки ходят москварики –
Всё начальники ходят, очкарики.
Вдоль Невы-реки ходят невырики –
всё молчальники ходят, всё лирики.
Едет поезд, мигая фонариком, –
едет в гости невырик к москварикам
и садится, блаженствуя, в скверике,
где гуляют сплошные холерики.
Вдоль Москва-реки ходят москварики,
всё грызут пирожки да сухарики.
Вдоль Невы-реки ходят невырики,
с пивом хрупают рыбьи пузырики.
И глядят поминутно москварики
кто на часики, кто в календарики.
И неспешно взирают невырики,
как ползут под мостами буксирики.
Не годится невырик в историки –
он гуляет, мечтая, во дворике,
и блажные его каламбурики
охраняют лепные амурики.
А тем временем вертятся шарики –
это думают думы москварики.
И за это их любят невырики
и москварикам шлют панегирики.

 

Заказать, составленную Сергеем Махотиным книгу воспоминаний о Михаиле Яснове можно в «Лабиринте», на Озоне, в «Читай-городе», в «Буквоеде», в «Яндекс-маркете», в «Book24».

 

  

До встречи 1 февраля!

Тьфу-тьфу, конечно…

 

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-dush.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив