Оплошность

Городок наш – ничего

Александр Житников

Хождение в гости в маленьких провинциальных городках, особенно накануне очередных выборов, становится делом все более опасным для здоровья. При обильных возлияниях можно не на шутку разоткровенничаться с присутствующими на политические темы и не сойтись с ними взглядами. А это при нынешней чрезвычайно напряженной общественно-политической ситуации чревато самыми непредсказуемыми последствиями. И вот вам свежий пример: на днях с балкона второго этажа выпрыгнул некто В. М. Гургула. И прибегнул он к столь оригинальному способу покидания помещения не ради хохмы и не на спор, а из политических соображений. А до этого Василий Михалыч неизменно уходил из гостей традиционным способом – через дверь, и многих удивляло, как это он, любитель принять на грудь и обсудить текущий политический момент, избегает конфликтов с хозяевами и гостями и у него даже нет инвалидности. А весь фокус состоял в том, что этот Гургула, будучи по натуре человеком крайне наблюдательным и тонко чувствующим, умел по каким-то лишь ему одному доступным приметам безошибочно определять, каких взглядов придерживаются хозяева квартиры и удерживать разговор в нужном русле. И ничего удивительного в том, что за довольно короткий срок, находясь в гостях, Гургула успевал побывать по очереди либералом, демократом, сепаратистом, национал-шовинистом, космополитом, антиглобалистом и даже сторонником учения Конфуция.

Однажды, находясь на крестинах, Гургула по каким-то особым признакам, в том числе и по запаху, сумел определить, что находится в доме приверженца монархии, в связи с чем весь вечер произносил здравицы в честь дома Романовых, требовал вернуть престол законному наследнику, а под занавес даже спел «Боже, царя храни!», за что был удостоен особой благосклонности хозяев и даже остался ночевать в их доме в связи с поздним временем.

Но, как говорится, и на старуху бывает проруха. Со временем Гургула, очевидно, слишком уверовал в свои уникальные способности, и эта самоуверенность ему дорого стоила. Однажды, оказавшись на дне рождения в квартире одной из своих сотрудниц, Гургула на мгновенье заглянул в соседнюю с гостиной комнату и, заприметив там на стене портрет Карла Маркса, решил, что находится в доме сторонников учения последнего, в связи с чем после нескольких рюмок водки громогласно заявил, что учение Маркса вечно живо, потому что верно, после чего стал ратовать за восстановление сети марксистских кружков в стране, возглавить один из которых он брался сам.

Но весь трагикомизм ситуации заключался в том, что в соседней комнате висел не портрет Маркса, а образ Николая Чудотворца работы кисти местного живописца Р. О. Мазайло.

При тоталитарном режиме этот мастер набил руку на портретах классиков марксизма-ленинизма для всевозможных парткабинетов и организаций, а после падения режима из конъюнктурных соображений стал писать образа святых, в которых – хотел того этот новоявленный Рублев или нет – узнавались близкие многим черты вождей мирового пролетариата. На сей раз Гургулу сбила с толку борода Николая-угодника, явно позаимствованная у автора «Капитала».

Хозяин квартиры, человек в высшей степени набожный и почти не пьющий, до поры до времени слушал новоявленного марксиста с выражением смирения на лице, но когда тот, ссылаясь на Маркса, заявил, что религия – средство духовного порабощения и опиум для народа, лицо хозяина стало бледнеть, и он схватился за сердце. Тогда один из присутствующих, очевидно, близкий родственник хозяина, знавший, что тому категорически противопоказано волноваться, вооружившись десертным ножом, с криком «Ах ты, гидра марксистская, что же ты делаешь с человеком!» полез прямо через стол к сидевшему напротив него Гургуле, чтобы лишить, очевидно, воображаемую гидру, как минимум, одной из голов. Лицо родственника было совершенно багровым от водки и гнева. Вмиг смекнув, что на сей раз он дал маху, а марксизмом в этой квартире и не пахнет, Гургула выбежал в соседнюю комнату и, спасаясь, захлопнул за собой дверь. Разъяренный родственник, по весу чуть ли не вдвое превосходивший Гургулу, навалился на дверь с другой стороны, и тут Гургула понял, что в физическом отношении он гораздо слабее, чем в политических дискуссиях. Не в силах более удерживать дверь, он выбежал на балкон и, несмотря на атеистические воззрения недавнего марксиста, осенил себя крестным знамением и сиганул вниз.

И вот теперь, когда Гургула лежит в больничной палате в гипсе, его посещают всякого рода грустные мысли насчет того, как он мог допустить такую оплошность. Если вообще посещают.

Дело в том, что, кроме переломов конечностей, врачи констатировали у Гургулы еще и сотрясение мозга, в связи с чем строго-настрого запретили ему думать. В особенности на политические темы.

 

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-teni.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы