Обэриутский треугольник

Соло на бис!

 

Много лет назад на карте (не географической – литературной) появилась новая аномальная точка – Обэриутский треугольник. Там, как и в Бермудском треугольнике, происходили всякие не поддающиеся объяснению явления. Так ведь и народ, который там жил, был довольно странный – обэриуты (ОБЭРИУ – Объединение реального искусства).

Истинными обэриутами себя считали Даниил Хармс, Александр Введенский, Евгений Шварц, Николай Олейников, Николай Заболоцкий. Все они трудились в ленинградских детских журналах «Еж» и «Чиж», и складывалось такое впечатление, что даже календарь у них был какой-то обэриутский: каждый день – 1 апреля.

Вот несколько историй из обэриутского треугольника.

 

Мы умные!..

Первой на вечеринку пришла художница Алиса Порет. Хармс провел ее в комнату и спросил:

– Ты знаешь историю про два воздушных шара?

– Нет, расскажи.

– Летели по небу два воздушных шара. В одном сидели умные, а в другом дураки. Умные пели «Мы умные, мы умные!..» Ты знаешь эту песенку?

Алиса смутилась:

– Нет, не знаю.

– Значит, ты с другого воздушного шара! – Хармс был доволен. – Сейчас мы проверим и остальных.

Историю о воздушных шарах рассказывали всем пришедшим, и другому воздушному шару явно грозила солидная перегрузка. В нем летели и Александр Введенский, и Николай Олейников, и Николай Заболоцкий, и другие.

Ждали Шварца. Когда он пришел, все смолкли, и, может быть, эта тишина насторожила Евгения Львовича. Хармс, как бы между прочим, спросил:

– Ты знаешь историю про два воздушных шара?

– Нет, а что это за история?

– Летели по небу два воздушных шара. В одном сидели умные, а в другом дураки. Умные пели «Мы умные, мы умные!..» Ты знаешь эту песенку?

– Знаю: «Мы умные, мы умные! Мы хором все поем...» Даня, а ты дальше слова знаешь?

– Нет, – простодушно ответил Хармс.

– Значит, ты с другого воздушного шара, – рассмеялся Шварц.

От хохота качались многочисленные лампочки. Олейников обнял Шварца:

– Переходи к нам, Женя, тебе же одному в том умном шаре скучно будет.

 

Аня и бычок

– Мне было лет восемнадцать, – начал свой рассказ Евгений Шварц, – а ей еще меньше. Была она очень хорошенькая и очень-очень маленькая. Отношения у нас были самые дружеские. Встречались нечасто, а когда виделись – много говорили о литературе, о стихах, которых она знала множество.

История эта произошла на огромном лугу в пойме Дона, между Ростовом и Нахичеванью. По воскресным дням этот луг был местом прогулок.

Пришли и мы с Анечкой. Была она в красненьком платьице. Народу собралось еще не очень много. Вдруг среди гуляющих началась паника, визг, смех. В чем дело? Молоденький бычок, даже еще теленок, но с уже заметными рожками, бегал, как может бегать только молодое существо без всякой цели, бросался на гуляющих, те разбегались... Теленок резвился, резвились и гуляющие.

И вот в поле зрения бычка попало красненькое платье Ани. Он остановился и, нагнув голову, пошел в ее сторону. Аня повернулась к бычку спиной и медленно начала уходить. Рогатая скотина так же медленно пошла за нею. Аня прибавила шаг, бык тоже. Я побежал за ними.

Для гуляющих это было еще одно развлечение. Стали давать советы: «Хватай за хвост!», «Подставь ножку!» Какая-то компания остановилась и запела: «Тореадор, смелее в бой!» Им смешно, а мне не до смеха. Догнал Аню, кричу ей:

– Скорей снимай платье, бросай его!

– Ты что, с ума сошел? – сверкнула глазами и побежала быстрее.

Так мы втроем добежали до железнодорожной насыпи, взбежали на нее и помчались по шпалам. Бычку по шпалам оказалось труднее бежать, но он все-таки неотвратимо настигал. Наконец я увидел забор чьего-то дома. Схватил Анечку за руку, а она уже из последних сил бежала, слетели мы с насыпи, подбежали к забору, я поднял ее и почти перекинул через забор, а сам остался наедине с быком.

Тот подошел, посмотрел на меня и, как потом уверяла Аня, плюнув, пошел прочь.

 

Факты с уточнением

В редакционной комнате «Ежа» и «Чижа» было шумно. Готовился к выпуску очередной номер журнала.

Евгений Шварц предложил с нового года ввести раздел «Известные исторические и научные факты с уточнением».

– Что это за уточнения? – спросил Николай Макарович Олейников.

– Ну, это то, без чего не было бы фактов, – не очень уверенно ответил Шварц, – лучше я расскажу вам историю, и все будет ясно. Хотите?

Рассказчиком Шварц был потрясающим: и слова, и жесты, и мимика – все подчеркивало необычайность события.

– Однажды осенью 1665 года Исаак Ньютон решил погулять в парке Кембриджского университета. Он надел котелок, взял трость, отворил калитку и хотел было выйти на улицу, как вдруг мимо него с воем пронесся огромный кот.

«Плохое предзнаменование, посижу-ка я лучше в своем саду», – подумал великий физик, механик, астроном и математик.

Он сел на скамью, стоящую под яблоней, снял котелок и хотел было вздремнуть, так как участие в многочисленных комиссиях измотало его, но в этот момент созревшее, полное соков яблоко свалилось ему на голову. Сна как не бывало. Ньютон задумался о коте, о ноющей шишке, об упавшем вниз, именно вниз, яблоке и... открыл Закон всемирного тяготения.

Евгений Шварц выдержал паузу, посмотрел на смеющихся и совершенно серьезно заметил:

– Так вот уточнение состоит в том, что не яблоко, как считают все, послужило первопричиной величайшего открытия, а... про­мчавшийся мимо кот. Вот и все.

 

Публикация Валентина Крапивы.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-fontan.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы