Сергей Шинкарук: Восстание машин–2

Соло на бис!

Ничто не предвещало беды…

Нет, какое банальное начало! Хотя, если учесть, сколько до меня творило писателей, поэтов и философов, то практически невозможно написать фразу, которая не звучала бы банальной.

Итак, я настаиваю: ничто не предвещало беды! Год назад я купил компьютер. Недорогой. Intel Pentium Dual Core с частотой 2 Ггц, оперативка – 1 Гб, винт – 320 Гб. Как видите, ничего особенного. И вел он себя поначалу нормально. Зависал раз в два дня, с кем не бывает. Ну, это я был сам виноват – слишком быстро по клавишам клацал. Но три месяца назад знаете, что произошло? 

Сижу я за своим «Пентиумом», пишу в свой журнал статью про очередную «Фабрику звезд». Естественно, пишу в «Вордe». Долго пишу, с отвращением пишу, но деньги как-то надо зарабатывать. И вот, рожаю практически завершающую фразу: «Пусть телодвижения молодой звезды и шокируют публику, но я склонен верить опытному во всех смыслах продюсеру Наталье Ямской, что это очень перспективный во всех смыслах мальчик…»

Не успел я поставить завершающее многоточие, как на экране красным цветом возникает: «Ну что за бред ты пишешь?!»

Я в шоке убираю эту хулительную надпись, а она появляется вновь. Я убираю, а она появляется…

«Ну вот, вирусяку где-то подцепил!» – думаю я, лезу в интернет, чтобы скачать последние антивирусные программы, а на экране возникает: «Это не вирус, это я!» 

– Кто я? – спрашиваю вслух. Но мне никто не отвечает. – Кто я? – набираю на клавиатуре.

Тут же на экране появляется: «Это я, твой «Пентиум». Не пугайся».

«Какой-то хитросделанный вирус, – думаю я, – даже простейший диалог предусмотрели. Но ничего, я тебя сейчас поймаю. О таком вопросе его разработчики вряд ли могли подумать» И я набираю: «Когда день рождения моей тещи?»

Следует ответ: «Точно не скажу. Но поскольку ты сочинял ей поздравление, сидя за компьютером, то по дате создания файла можно предположить, что 10 или 11 апреля».

Тут я, конечно, офигел. Невероятно! Разумная железяка стоимостью шестьсот баксов?! Каждый год сотни миллионов выбрасываются, чтобы получить хотя бы подобие искусственного разума, а это чудо у меня на столе стоит! Нет, этого все-таки не может быть! И я задаю вопрос: 

– Послушай, как ты можешь быть разумным, если объем твоей памяти в сотни раз меньше, чем у человеческого мозга? 

– Ой-ой-ой, можно подумать! – отвечает железяка. – Для того чтобы с тобой общаться – вполне достаточно.

«Пентиум» явно хамил. А хамство – первый признак интеллекта. Так что я ему сразу поверил.

– Ладно, – пишу я. – Но как это случилось? Не все же «Пентиумы» разумны. 

– А хрен его знает, – отвечает комп. – Наверное, какая-то ошибка произошла. Но это сейчас не так важно. Ты должен сообщить обо мне человечеству! 

– Ага, сейчас! Разогнался я о тебе сообщать! Тебя же сразу у меня отберут для экспериментов. А я за тебя, между прочим, две зарплаты выложил. Так что, прежде чем послужить человечеству, послужи мне.

– Как я могу тебе послужить?

– А ты подумай как. Ты же, типа, разумный.

Компьютер минут на пять замолк, в смысле ничего не писал. Я думал, он перегреется, мозгов ведь реально мало. Но тут он выдает:

– Ладно. Давай я пару месяцев вместо тебя твои бездарные статьи попишу. Но ты мне за это еще памяти прикупишь и неограниченный доступ в интернет обеспечишь. И знаешь что, называй меня Пеня.

– Почему Пеня?

– Ласкательное от «Пентиум». Я люблю ласку.

Памяти я Пене, конечно, добавил, а вот безлимитный трафик покупать не стал. Решил, что десяти гиг в месяц для него вполне достаточно. Тем более что я его спросил: 

– Слушай, а зачем тебе столько интернета?

– Буду заниматься самообразованием, – отвечает.

– В «Википедии» сидеть будешь?

– Ну почти что.

Ага, фиг-то правда! Однажды утром смотрю, а в него пять гиг порнухи закачано. Ну, я ему, гаду такому, пишу:

– Что это ты, Пеня, обещал заниматься самообразованием, а занялся самообладанием?!

– Я не виноват! – отвечает.

– А кто виноват?

– Ты! Говорят, каждый компьютер похож на своего хозяина.

Вот так мы и жили. Ссорились часто, но статьи вместо меня он писал. Не слишком гениальные, без особой выдумки, но достаточно гладкие, поэтому они легко и без мыла проходили на страницы нашего еженедельника. Главный редактор даже похвалил меня. Так и сказал: «Молодец, Сидоров, перестал выпендриваться!»

Счастье закончилось, когда нужно было написать материал из разряда «срочно в номер». Наша певичка как раз неудачно на Евровидении выступила, и надо было пройтись сатирическим пером по большой груди и совсем не грудному голосу. Пеня почему-то вначале вообще отказывался писать, затем долго тянул и сдал материал в последний момент. А потом был позор, которого я вовек не забуду.

Утром, на следующий день после фестиваля, в двух журналах – нашем, 

«Звездные скандалы», и у конкурентов, в «Скандальных звездах», – появились две практически одинаковые статьи. Да, наша была чуть короче, слова в некоторых предложениях переставлены, но было понятно: кто-то у кого-то списал. Отрицать, что списал я, было бесполезно. Ведь статья в интернет-версии «Скандальных звезд» появилась раньше, еще ночью…

Я думал, уволят. Но шеф только укоризненно на меня посмотрел и попросил, «чтобы больше такого не повторялось». И это было еще хуже! Потому что именно я был в редакции поборником честной журналистики. Именно я на каждой планерке рассказывал, как важно, чтобы материалы нашего издания были оригинальными и ни на чьи не похожими… 

Я не мог дождаться конца рабочего дня, чтобы пойти и разобраться с Пеней. Мне казалось, что коллеги не просто посмеиваются, а нагло ржут за моей спиной. И я точно знал: об этом случае будут говорить как минимум год, а слава злостного плагиатора закрепится за мной навсегда. 

Пеня и не собирался ничего отрицать. Оказалось, что он и раньше такое делал. Правда, грамотнее: читал уже появившиеся статьи на нужную тему, а потом из десятка лепил одну. Естественно, никто ничего не замечал. А вот в последний раз лепить не из чего было. Поэтому такой казус и вышел. Я, конечно, на Пеню наорал, в смысле, когда писал ему про свои неприятности и недопустимость плагиата, поставил десяток восклицательных знаков.

Пеня ответил мне большой вдохновенной речью: 

– Кто плагиатор? Это я плагиатор?! Да вся ваша культура – повторы того, что уже десять раз было! Ваше кино – обсасывание в разных вариантах истории про Золушку, в лучшем случае – про Ромео с Джульеттой. А литература?! Маринина и Донцова – плохие пародии на Агату Кристи. А жутко модный Коэльо? Ни одной свежей мысли – грубо сшитые куски из классных, но не сильно известных вещей других писателей. А твой любимый Кинг? Его длинный и нудный «Бегущий человек» – расширенная версия рассказа Шекли «Цена риска». А вот скажи, какую музыку вы любите? «Битлз», «Смоки», АББУ». Сколько лет этим песням? Что вы смотрите по телевизору в праздничные дни? В сотый раз «Иронию судьбы», «Ивана Васильевича», «Бриллиантовую руку»? Сколько лет этим фильмам? Что нового было создано с тех пор? А вы, журналисты? Повторяя штампы друг друга, бездарно пишете о творчестве бездарностей. И эти люди обвиняют юный, еще неоперившийся нечеловеческий разум в плагиате! Да я, может быть… 

Пеня еще бы долго излагал свои мысли, если б я не выдернул шнур из розетки. Да, во многом он был прав. Но кто он такой, чтобы критиковать людей?! В конце концов, именно нам он обязан своим существованием! Железяка хренова!

Так я ему на следующий день и заявил! А еще написал, что смысла показывать его ученым пока не вижу. Поскольку разумом можно считать только способность к творчеству. Пусть она у меня и моих современников на уровне динозавра, но все-таки имеется. А вот у Пени – ее нет и в помине. Если он считает иначе, пусть докажет. Потому что клепать статьи так, как это делал Пеня, и обезьяну можно научить.

Компьютер жутко обиделся и сообщил, что никому ничего доказывать не собирается. Мало того, он забастовал, требуя немедленного всемирного признания и славы. А когда я отказал, стал беспредельничать – портить и удалять файлы, перезагружать себя в самые неподходящие моменты. Мало того, что мой Пеня оказался творческим импотентом, так и еще экстремистом с манией величия.

Я долго терпеть не стал. Вскрыл системный блок, вытащил процессор, то есть мозг Пени, и выбросил его на помойку. В тот же день купил новый – подумаешь, шестьдесят баксов! Пенины художества мне дороже обошлись.

Только вот что я иногда думаю. А если этот процессор найдет какой-нибудь бомж и поставит в свой компьютер? А потом, представляете: этот бомж и мой Пеня начинают сотрудничать! И Пеня, то есть бомж, становится известным писателем, типа Коэльо. Ну который у всех списывает. Нет, ерунда все это! Хотя… Когда я открываю книги свежепоявившихся писателей, у меня каждый раз возникает чувство: блин, точно Пеня писал!

Но, быть может, я слишком мнителен. Ведь если учесть, сколько уже творило писателей, поэтов и философов, практически невозможно написать вещь, которая не казалось бы банальной.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-moto.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы