Бенефис поэта П.

Поэт в России

Сергей Плотов

Заветное

Пожалуй, в любой ситуации,
Пока ты навеки не стих,
Отрадно иметь ассигнации,
Отвратно отсутствие их.
Когда отношение плевое
Исходит от прочих валют,
Я наше пространство рублевое
Сильнее березок люблю!
Люблю, принимаю, не сетую!
К чертям с матерями катись
Любая бумажка, но с этою
Приятно по жизни пройтись!
Приятно с изысканной грацией
Достать из широких штанин
Одну или две ассигнации
И гордо зайти в магазин! 

 

Девичий дневник Паши Ангелиной

В пять утра заступила на пашню.
В шесть – закончила новый гектар.
В семь – снималась у силосной башни
Для газеты «Паши, коммунар!»
В семь пятнадцать чайку похлебала –
Попросил молодой организм.
В полвосьмого обратно пахала –
Приближала трудом коммунизм.
До обеда трудилась неплохо
И лелеяла в сердце своем,
Как с Петрухой... (зачеркнуто) с Лехой
Мы всю землю распашем вдвоем.
Пообедала – снова на трактор
И пахала уже дотемна.
Ведь не дремлет коварный-то враг-то!
И рекорд ожидает страна!
Есть рекорд для родного народа!
Норматив перевыполнен мной.
Хорошо! Мои девичьи годы
Не напрасно ушли в перегной!
Я работу закончила поздно,
Повалилась мешком на кровать.
И глядела в окошко на звезды
И мечтала и их распахать.

 

Ньютон и жена

«Иди, Исак. Чего ты встал, Исак?»
В руке застыл бокал с отборным сидром.
«Так хорошо свой яблоневый сад
Обозревать, под яблонею сидя.
Иди, Исак, и посиди в саду.
Шарлотка будет только к файв-о-клоку.
Не провоцируй тягостную склоку,
Иди, Исак. Ты слышишь?» – «Я иду».
Налившиеся яблоки висят
И ждут грехопадения на почву.
Характер тяжелеет оттого, что
Супруга перманентно на сносях.
«Исак, о чем задумался?» – «О том,
Что не освобождает от паденья
Незнание законов тяготенья.
Необходим какой-то новый тон.
Срублю-ка лучше яблоневый сад,
Построю дачи, заживу богаче...»
Уснул Исак. Жена по дому скачет.
Июль проходит. Яблоки висят.

 

Моя мечта

Я бы денди, по стритам шагающим,
Побывать ненадолго мечтал,
Чтоб цилиндр, на уши сползающий,
Элегантно на солнце сверкал.
Я бы ногти не грыз, не сутулился,
Легкой тростью стучал по камням
И, услышав бы «мистер» на улице,
Понимал бы, что это – меня.
Пусть мечта эта, в общем, наивная,
Но хочу, чтобы встречный нахал
Мне желал бы и «гуда», и «ивнинга»,
И таким же цилиндром махал.
Пред какой-нибудь миссис колени я
Преклонил бы у Темзы-реки...
Но сижу я на улице Ленина,
И в ушанке блестят медяки.

 

Три грека

Три грека в Одессу везут контрабанду...

Э. Багрицкий

 

Под звездами носит
Шальную шаланду.
Три грека по миру
Везут контрабанду.
Ах, Черное море!
На палубе сбоку
Гомер с Пифагором,
И папа Софокл.
Потрафит любому
Такое соседство:
Припрятал Гомер
От бессонницы средство;
Молчит Пифагор
И глядит деловито:
Дорожные сумки
Штанами набиты;
Спокоен Софокл
На фоне Полярной:
Трагедии в мире
Всегда популярны!
На шарике синем,
Плывущем во мраке,
Всегда под руками
И реки, и раки,
И реи, и драки,
И муки, и Мекки,
И море, где рыщут
Великие греки!

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-papuga.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы