В Одессе мне приснился Чаплин

Фабрика грез

Роман Карцев

Он мне приснился – с тросточкой, в котелке и рыжие усы.

– Как вы сюда попали?

Он показал тростью в сторону порта, там стоял огромный теплоход. 

– Круиз! Ну, – сказал он, – что слышно у вас в Одессе?

Мы остановились, он отдыхал, мы поднимались по Потемкинской лестнице.

– Помните «Броненосец Потемкин»? Только они шли вниз!

Присели. Молчим...

– А что, скумбрия исчезла? – спросил Чаплин.

– Да, эмигрировала, – пошутил я. – В Турцию!

– А камбала, тюлька, барабулька, бычки?

– Пока есть, но дорого.

Мы остановились у памятника дюку де Ришелье.

– Не снесли? – пошутил Чаплин.

– Нет, снесли матросов, поставили памятник Екатерине.

– Кто это? – спросил комик.

– Царица легкого поведения, – теперь пошутил я. – Но казаки не хотят, она их не любила. Кстати, Одесса – город юмора, вас здесь уважают. Каждый год проходит Юморина, приезжают знаменитые юмористы – Сердючка, Кролики, Новые русские бабки!

– Почему новые, а где старые?

– Старые были не русские!

– А как Винокур? – спросил Чаплин озабоченно.

– Он воюет с папарацци!

– О, папарацци, они меня тоже достали! Я не всегда был один…

В это время нас догнала одесситка, улыбнулась, поздоровалась.

– А как вы меня узнали со спины? – спросил Чаплин. 

– А вы со всех сторон одинаковый! 

Чаплин улыбнулся и послал ей воздушный поцелуй.

Женщина вернулась и попросила автограф. У меня!

– Вас все знают? Вы артист?

– Да! Юмор!

– О! – оживился Чаплин. – Ну расскажите что-нибудь смешное!

Я начал соображать, что ему рассказать. Вспомнил одну нашу убойную блиц-миниатюру. Выходит Витя.

– Мария Ивановна, позовите ко мне Сидорова!

Я выходил.

– Товарищ Сидоров?

– Да!

– Вон отсюда!

Великий комик молчал.

– Ну-ну, дальше что? – спросил он.

Я сказал:

– Все!

– Я просил что-нибудь смешное!

– У нас смеялись!

– Так он что, – спросил Чаплин, – его уволил?

– Ну да!

– За что?

– Ну он, наверное, плохо работал, прогуливал.

– А в чем юмор?

– В неожиданности. Он не ожидал, что его так быстро уволят!

– А профсоюз? – спросил Чаплин.

– Я лучше расскажу вам одесский анекдот.

Встречаются две женщины, одна спрашивает:

– Где вы были вчера? 

– У Гриши!

– Что вы делали?

– Ой, я три часа играла им на рояле! 

– Да! Я тоже не люблю эту семью!

С Чаплиным случилась истерика, он хохотал, вытирая слезы.

Я сказал:

– Мне очень приятно, что вам понравился одесский юмор. И вообще, Одесса необычный город, второго такого города в мире нет. Я здесь жил напротив театра оперы и балета. Кстати, мы с вами уже возле него! А вон моя квартира, там сейчас японский ресторан, называется «Суецидо». Хотите суши?

– А что это?

– Сырая рыба.

– У них что, нет времени сварить? – неудачно сострил он.

– А вот наша гордость – театр оперы и балета, первый в мире, есть еще в Вене, тех же архитекторов, но у них там не получилось! Хотите, сходим на «Паяцы»? Думаю, что будет трудно достать билеты.

Мы вошли в кассу. В окошке, как в амбразуре, за решеткой сидело лицо в очках, примерно 12 диоптрий, и не моргая смотрело на меня.

– Ты думаешь, я тебя не узнала? Думаешь, ты так состарился? А это кто?

– Да это со мной, Чаплин.

– Не знаю. Так что тебе?

– Я бы хотел показать ему театр, послушать «Паяцы».

– Сколько билетов?

– Два.

– Два! А три! А сто! А двести! Никто в оперу не ходит. Смейся, паяц!

– Она меня не узнала! – обиделся великий клоун. Он надолго задумался.

– Чем опечалены, гений? – спросил я.

– Марсель Марсо умер, великий и неповторимый. 

Он остановился у витрины, где стоял клоун, похожий на него. 

– Боже, это я? Почему я такой длинный?

– Видимо, из уважения! – польстил я.

В это время ко мне подошел незнакомый пожилой одессит. 

– Привет! Ну как ты?

– Ничего!

– Ты такой же, Роман! Совсем не изменился! 

– Наверное, раз вы меня узнали.

– Как здоровье?

– Ничего, держусь!

– Чувствуешь себя хорошо?

– Да.

– Ну слава богу! – отошел, вернулся.

– А это кто?

– Чаплин.

– С Молдаванки?

– Нет, с Голливуда!

Отошел, подошел.

– А он как себя чувствует?

– Тебя Роман зовут? Ты еврей? – спросил Чарльз.

– Да! – заплакал я и проснулся. Было часа три ночи. Я стал вспоминать его фильмы, многие я видел за границей. Подумал: боже, какой он гениальный режиссер, композитор, сценарист, комик, трагик, лирик! Было уже четыре часа ночи. Я принял снотворное и уснул.

– Где ты был? – спросил Чаплин. 

– А сколько сейчас времени?

– Еще рано, а что?

– У меня часы остановились, лет 50 тому назад. Это часы моего деда, и никто не может их починить.

– Вы поспите, а потом мы что-нибудь придумаем.

– Ничего вы не придумаете. Я был во многих странах, и никто не берется их чинить.

И, когда мы опять пошли гулять по городу, я зашел в первую попавшуюся часовую мастерскую. Человек пять выскочили навстречу, ну, думаю, узнали!

– Роман! Здравствуйте! Как вы сюда попали?

– Да вот, шел с другом, у него часы не ходят!

– Сейчас не только ходить, бегать будут! Славик! 

Вышел Славик.

– О-о, кого я вижу! Чему мы обязаны?

– Да вот, у друга часы, никто не может починить.

Славик зашел в будочку, вынул лупу, вскрыл часы, клизмочкой сдул пыль и ахнул!

– Это ваши часы?

– Он не говорит по-русски, это часы его деда!

– Боже мой! Я впервые вижу такие часы, их в мире штук 50! Здесь написано: «Чаплину от Дж. Вашингтона»!!!

Он долго ахал, охал, потом сказал:

– Зайдите завтра.

– Завтра он уплывает.

– Хорошо! Зайдите в пять!

Мы пришли в четыре. Он сказал:

– Я же сказал в пять!

Мы зашли в пять. На пятачке в мастерской был накрыт стол! Тюлечка, картошечка! Водочка! Зелень! Скумбрия!

– О! – сказал Чаплин. – Где вы достали скумбрию?

– Турки прислали, прошу к столу! 

Вышли еще человек пять, красивые девушки. У них там был комбинатик – часы, обувная мастерская, портновская.

– Давайте выпьем за нашего земляка, мы вас, Роман, очень рады видеть! И за вашего друга! Кстати, вот ваши часы! Ходят как часы! И не только ваши дети, но и внуки будут сверять время по этим часам!

 

– У вас действительно смешной город, – мы опять шли по Одессе. – Смотри, объявления: «Ремонт позвоночника», «Обмен валюты оптом», а вот: «Продается квартира, 5 комнат, мрамор из Бразилии, евроремонт, цветущий сад, и никаких сволочей». 

– Мое судно стоит два дня, – продолжил Чаплин. – Я решил снять номер.

Мы вошли в гостиницу.

– Будь ласка, – сказал Чаплин на украинском языке, – прошу люкс на ніч та що-небудь поїсти.

– Фамилия?

– Чаплин.

– Только без шуток! Я серьезно спрашиваю!

– Чаплин.

– А чего усы рыжие? И один ус отклеился? Рома, где ты его нашел? Чаплин давно умер! На, приклей ему ус, а на люкс у вас не хватит денег!

В другой гостинице был только одноместный, без окна, туалет в коридоре, с мертвой мышкой в ванной. Я позвонил администратору:

– Девушка! В чем дело? Мертвая мышь в ванной!

– Да? Слава богу! Она сдохла! Пусть лежит! Не трогайте пока! Мы их травим.

– Девушка! Он комик знаменитый! Американец!

– Вот пусть там и смешит! Чмурик!

– Я проголодался, – простонал Спенсер.

– Здесь нет ресторана, мы пойдем к моей маме.

Только во сне можно приготовить за 20 минут фаршированную рыбу, холодец, селедку под шубой, чернослив с орехами внутри – сверху сметана, синенькие в трех видах, фаршированные перцы, борщ, вареники с вишней. Он ел молча, задумчиво, потом сказал:

– Помните, как я в фильме облизывал гвозди и ел подметку вилкой и ножом? Спасибо!

У дверей мама протягивает ему авоську с едой:

– Покушаете на пароходе.

– Сенк ю!

Чаплин развернулся, крутанул тросточку, приподнял котелок и пошел своей походкой, подтягивая штаны.

Папа и мама рассмеялись, они не знали, кого я привел! Они знали Раджа Капура и Кадочникова!

Я привел его в номер, он сразу уснул. А я проснулся, было 6 утра. Уснуть не мог и подумал: Господи! Если его уже не помнят, так же могут забыть и «Аншлаг»!

Мои размышления прервал телефонный звонок:

– Это гостиница «Свежая рыба», Роман. Где твой Чаплин? Он не заплатил за телефонные разговоры! И свистнул пепельницу!

Я вспомнил, что сплю, закрыл глаза и увидел Чаплина на «Привозе». Он ходил с гламурной блондинкой. Я присмотрелся – Собчачка! 

– Познакомься! – сказал Чаплин. 

– Чарли! Где пепельница?

Он покраснел:

– Это сувенир, вот написано «Одесса». А это «Привоз». Смотри! Бычки в томате! Дунайская хамса! Бьютифул! Живая камбала! Май гат!

– Господа! Берите свежую камбалу! Сэр!

– Хау мач? – спросил Чаплин.

– Твенти долларс! – ответила без акцента продавщица.

– О! Но я не довезу ее до Голливуда, она испортится!

– Ой, довезете! Я вам выниму кишки!

Тут я во сне начал хохотать, подскочил, ударился о плафон и опять уснул!

За нами ходила по «Привозу» толпа.

– Кто это? Что-то знакомое! Чем он торгует?

– Это Чаплин.

– Боже ж мой! «Огни большого города»! «Диктатор»! – загудел «Привоз». – Чаплин! Чаплин! Чаплин!

И вдруг все исчезло. Он летел в сторону порта. 

В следующую ночь он мне приснился только под утро. Я стоял в порту у причала, огромный теплоход медленно отходил от пирса. Чаплин стоял на корме, размахивал котелком. И уплыл!

Больше он мне не снился. Пока...

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-worldmap.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы