Не посягайте на святое

Enter!

Петр Вакс

Сигаретку? Пожалуйста... Слышали такую историю? Однажды известная писательница Остицкая сидела и рюмка за рюмкой наливалась коньяком в баре писательского ресторана «Шимпанзе». Вы там наверняка бывали. Сигаретный дым столбом, по стенам книжные полки, инженеры душ сидят и клацают на ноутбуках, творя хорошо продаваемые опусы.

Значит, Остицкая опустошила очередную рюмку и выдохнула мощной грудью, произведя в помещении сквозняк. Тут к ней за столик подсела коллега по перу, Днепрова, тоже довольно известная детективными романчиками личность. Обвисшие щеки Остицкой тут же настороженно дрогнули.

– Добрый вечер, Танюшечка, – проворковала тощая Днепрова, стараясь придать взгляду своих близко посаженных черных глазок максимальную ласковость. – Работаешь?

– Кому она нужна, работа наша? – Остицкая страдальчески подняла широкие брови. – А, подруга?

К этому времени она пребывала уже в той кондиции, когда непременно надо высказать все накипевшее. И, кажется, тебя сразу пожалеют, погладят по голове, и тучи разойдутся, солнце засияет, и вот-вот возникнет наверняка имеющийся во всем этом мировом безобразии ясный смысл.

Навострившая ушки Днепрова услышала: дела у коллеги плохи. Издатели стали с ней вежливо холодны. Договор на следующую книгу серии до сих пор не заключили. Редакторская группа имеет наглость требовать переработки текста то тут то там. И главное, даже на телевидение перестали приглашать, на эти многочисленные ток-шоу, где всем известные проблемы обсуждают с горячностью только что родившихся идиотов. И муж!.. Читая мой очередной роман, он, скотина, зевает! Никогда такого раньше не было...

Остицкая всхлипнула. Тусклая от косметики слеза плюхнулась в рюмку, очередная порция коньяка в секунду исчезла.

– Ц-ц-ц, – как сорока зацокала языком Днепрова. – Вот так творишь, творишь, а кто это ценит?.. Эх... – Она звякнула бокалом о рюмку коллеги и намочила губы в светлом пиве.

Обе пригорюнились. Но в следующий миг Днепрова задала собутыльнице странный вопрос:

– У тебя какой комп?

– А? – икнула Остицкая. – Ноутбук.

– Сама вижу, что не десктоп, – раздраженно сказала Днепрова. – Марка какая?

– Ну «Самсунг», – в свою очередь раздражилась Остицкая. – А при чем тут...

– Тс-с-сссс... – Днепрова внезапно приложила палец к своем ярко-красному рту. А палец другой руки приставила ко рту Остицкой, слегка потерявшему уже свои очертания.

Все эти действия большую писательницу Татьяну Остицкую настолько изумили, что она даже наполнить рюмку забыла.

– А до «Самсунга», – торжествующе сказала Днепрова, – у тебя была «Тошиба».

– Откуда знаешь? – испугалась Остицкая.

– Оттуда. Это давно известно, – она понизила голос. – Ты же специализируешься на остросюжетке, а на «Самсунге» лучше идут любовные романы. Вот у тебя нифигашечки и не получается. Остросюжетку на «Тошибе» надо ваять.

– А-а... Э-э... – заблеяла любительница коньяка и замолчала. Сказанное Днепровой не влезало ни в какие рамки здравомыслия. Но... Действительно, на «Тошибе» она выстреливала свои романы каждые три месяца. Потом у компьютера сдохла батарея, да и вообще старенький уже он был. И она купила новехонький «Самсунг» – навороченный, с пишущей дивидишкой и мультимедийными прибамбасами. Которыми она, кстати, так и не пользуется, потому что некогда. Неужели?.. Был, был с «Тошибой» успех! На пиаровских акциях издательства «Экспо» она была гвоздем программы. А теперь и пишет вроде так же, а оно не идет. Неужели это правда, и от марки компьютера зависит писательская удача?! И для каждого жанра подходит только один определенный компьютер?

Остицкая даже слегка протрезвела.

– Врешь, – сказала она на всякий случай. Хотя сразу поверила.

– Ах, вру?! – с готовностью оскалилась детективщица. – Смотри, вон внизу, у входа, сидит Лешка Катунин. Лидер продаж издательства «Макаров». И строчит, строчит... У него «Делл», самый для фэнтези, мистики, триллеров и разных ужасов подходящий комп.

Остицкая перегнулась через перила и обшарила взглядом нижний зал.

– А вот у нас за спиной... спокойно, не оборачивайся сразу... барабанит по клавиатуре звезда издательского дома «РосВумен» Катька Голякова. Любовные романы, компьютер марки «Самсунг». Без «Самсунга» дырку от презерватива она имела бы, а не гонорары и переиздания. И эти ее шедевры «Он погрузился с головой в порфир ее округлостей» без «Самсунга» никого бы не взволновали.

– Но почему я об этом ничего не знала? – жалобно спросила мастерица острых сюжетов.

– Ха-ха. Так тебе и расскажут. Кто же станет делиться секретами своего успеха? Рецептами кухни своей писательской? Ведь это самое святое.

– Откуда же...

Днепрова вновь намочила тонкую линию рта в пиве, утерлась салфеткой, сказала:

– А надо на люди больше вылезать. Сидишь у себя за городом с мужем, детьми и собакой, как отшельница! Надо было в сауну с нами, девчатами, ходить, – она хихикнула. – В сауне никаких секретов не утаишь! 

И поплыл среди полос сигаретного дыма весь дальнейший разговор такой. Это правда: у каждой марки компьютера лучше получается свой единственный жанр. Как ни странно. Но нам ли, мастерам сплетать буквы в слова, а слова в тексты, удивляться таким странностям? Мы-то знаем, что описанное имеет некую силу... Что же удивительного в том, что сценарии и драматургические произведения, к примеру, следует создавать только на «Сони»? «Сонька» помогла взлету Шишковца. Ну ничего особенного, поток сознания, псевдопсихологический натурализм. Но какой успех!.. На ноуте марки «Фуджитсу-Сименс» лучше всего работать со всякой гламурщиной типа женско-эротической прозы и эзотерики. А для шпионско-исторических романов хорошо подходит «Асус». У «Хьюлетт-Паккарда» отлично получаются сентиментальные романы со вкраплениями поэзии, ни на чем другом, кроме «Хью», их писать и не пробуй. «Макинтош» употребляется для интеллектуальной прозы.

– Ты знаешь, что на «Маке» настрочила все свои книги Маха Чехова? И у Гайля тоже «Макинтош», это всем известно...

– Вот блин, – сказала Татьяна Остицкая. – А я свою старую «Тошибу» на запчасти продала за копейки, дура.

– М-да, – скептически сморщила нос Днепрова. – Сейчас хорошую «Тошибу» так просто не купишь. Везут из Китая всякие подделки... Сочувствую, милая.

«Милая» уставилась на собеседницу, и в ее глазах медленно, как облака в тихую погоду, проплывали растерянные от всего услышанного мысли.

– А ты? – после паузы спросила Днепрову коллега-соперница. – Ты ж тоже пишешь детективы. На «Тошибе», да?

– Ага.

– Где взяла?

– Есть у меня одна мало кому известная фирма... Только никому! Слышишь?

Остицкая умоляюще сложила толстые ладони.

– Ладно. Вот телефон, скажешь, от меня. У парня смешная фамилия Ганьба. Возит ноуты прямо из Америки. Сейчас, правда, наши страны между собой немного поцапались, и его бизнес затормозился. Но парочка «Тош» у него осталась. За пять тысяч баксов. Звони прямо сейчас.

– Что так дорого?

– Потому что с полным фаршем. Двести гиг на винте, два гигабайта оперативки и всякие навороты, ты такого и не видела. Зато у Ганьбы гарантия и сервисное обслуживание – как в Европе! Никаких проблем!

Днепрова ласково улыбнулась и погладила Остицкую по руке.

– Давай, милая, не рассуждай! Вот увидишь, как у тебя писанина пойдет. А что комп дорогой – так он при наших тиражах быстро окупится, тебе ли не знать. Ну, за удачу!

Писательницы выпили, и окрыленная Остицкая заторопилась к дверям. Днепрова проводила ее взглядом, потом повернулась к стойке, махнула рукой:

– Бармен, еще пива!

Пока парень ловко забирал пустой бокал и ставил новый, Днепрова уже вовсю тараторила в трубку мобильного телефона:

– Ганьба, это вы? Петюша, милый, опять Днепрова вас беспокоит. Хочу порадовать! Вам позвонят от меня и купят «Тошибу». Ага-ага, ту самую. Десять процентов, как всегда, мои? Я не беспокоюсь, просто уточняю. Мало ли. У вас, бизнесменов, так быстро все меняется!.. Хи-хи-хи! Значит, как всегда. С вами приятно иметь дело, милый! Что? Пора бросать писательство? Это почему же, интересно знать? Да, это правда, за последний год вы мне выплатили столько, что можно купить квартиру в центре Москвы. Ну и что? Я и так живу в центре. А пишу для удовольствия. Ха-ха-ха! Нет, другие удовольствия я тоже не забываю. Шалопай вы, Петенька! Я же вам не намекаю, что с моей подачи вы заработали уже на нефтяную вышку и место в Госдуме. До скорой встречи!..

Днепрова вздохнула, как закончивший приятную работу человек, и поднесла бокал ко рту. Но выпить не успела. Потому что за спиной писательницы раздался некий звук. Описать его свидетели впоследствии не могли, но соглашались, что он был похож на шипение, рычание и визг одновременно. Оказывается, Татьяна Остицкая вернулась в ресторан. Зачем? Ну, это уже неважно. Наверное, что-то еще спросить или уточнить у коллеги. Этого мы не знаем, зато знаем, что она стояла сзади и слышала весь телефонный разговор...

В дальнейших свидетельских показаниях никаких расхождений не имеется. Все посетители ресторана наблюдали попытки Остицкой ударить Днепрову сумкой по голове, выплескивание пива ей в лицо. Книги посыпались с полок от диких воплей разбушевавшейся писательницы, все отчетливо слышали угрозы «Я тебя убью, мерзавка!» и «Голову проломлю, будешь ж...ой свои с...ные детективчики придумывать!» Об этом писала вся желтая пресса, даже публиковали любительские снимки скандала. Помните? Несомненно. И неудивительно, что когда вечером того же дня Днепрову обнаружили в подъезде ее дома, с пустой сумкой (она утверждала впоследствии, что там лежали три тысячи долларов США) и ушибленной головой, то сомнений не было: Остицкая выполнила свою угрозу. И ее следует задержать, арестовать и судить.

Что вы сказали? Не всему надо верить? Это да.

Ну вы в курсе, что Днепрова жаждала мести. Состоялся процесс. Благодаря хорошему защитнику Остицкая не получила по максимуму, то есть срок от трех до восьми, а отделалась штрафом «в размере до пятисот тысяч рублей». Но с тех пор у нее появилась своеобразная фобия. Она покупает ноутбук, пробует писать, потом покупает следующий, другой марки, – и опять строчит. А ее рукописи все не берут. Она по уши в долгах... Спорю, что она готовый наш с вами клиент! Это вопрос времени.

Ну ладно, коллега, до следующего перекура. Поосторожнее там, в буйном отделении. А я пошел отчеты писать к себе, в нервно-психиатрическое.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-papuga.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы