«Воры действовали с увлечением»

Воспоминание о настоящем

Олег Губарь

Криминальную Одессу в стиле ретро неплохо иллюстрирует следующий эпизод. В середине 1860-х в городской думе все настойчивее дебатировался вопрос о том, чтобы наиболее оголтелых нарушителей общественного спокойствия удалять из Южной Пальмиры за пределы энного километра. Местная газета так отозвалась на это предложение: «Если бы и была возможность выселить из Одессы всех воров и мошенников, то город значительно бы опустел».

О технологии легального воровства по-одесски мы еще поговорим. Что же касается традиционных способов похищения, то они отличались некоторым прямодушием, граничащим с наивностью. «У нас воруют сразу по двадцати мешков муки, по сто пар сапог, на несколько тысяч табаку, – говорил в одном из заседаний думы небезызвестный Семен Яхненко (тесть Андрея Желябова). – Впрочем, наши воры относительно еще хорошие люди... Петербургские или московские воры, отправляясь на промысел, принимают предосторожности, чтобы их не увидели: стараются не застать хозяина дома и т. п. У нас делается гораздо проще: наши воры отправляются с ломами в руках, и если ворота не поддаются, то их ломают; не проснется хозяин – обворуют и уйдут, а проснется – начинают с ним перебранку, а затем не уходят, а, так сказать, удаляются с достоинством».

Кое-какая статистика свидетельствует: будь многотомник Гиннесса изобретен раньше, немало рекордов осталось бы за давними одесскими «артистами». Призер номер один – из тяжелой атлетики. Когда из дома Беллино на Театральной площади чуть ли не на глазах у всех была вынесена «английская железная касса весом 15 пудов» с ценными бумагами на 20 тысяч и наличной тысячью рублей серебром. На третий день этот сейф обнаружили в канаве, за Ботаническим садом. Разумеется, касса была разбита и пуста: не помогли ни хитроумные замки, ни вершковые стенки («Одесский вестник», 1867, № 231).

Кстати, о широко разрекламированных тогда «несгораемых английских железных кассах». Поблизости от вышеупомянутого дома Беллино располагался знаменитый «Английский базар» братьев Стиффель (ныне – Дерибасовская, 10), в котором продавались предметы роскоши, в том числе дорогие вина. В декабре 1863 года здесь разразился катастрофический пожар, и «общественность» бросилась вытаскивать из пламени все, что там уже совсем плохо лежало. «Вот низкорослый человек тащит под мышками две роскошные японские вазы и держит в руках по бутылке вина, – пишет взволнованный репортер, – что-то падает ему под ноги, он падает, поднимая кверху бутылки, и от ваз остаются одни дорогие черепки... Пожар привлекал к себе особенное сочувствие многих личностей... Воры действовали с увлечением...»

Что до английских несгораемых касс, то с ними получилось как с теми калошами, о которых было сказано, что ежели владелец упадет в них с такого-то этажа, то они останутся целыми. Кассы и в самом деле сохранились вполне. Другое дело, что их содержимое обратилось в «одни обугленные остатки бумаг», прежде всего – кредитных билетов.

Несомненно, угодило бы в «сборник Гиннесса» и следующее оригинальное объявление, адресованное «уличным хлыщам и мазурикам, именуемым у нас шарлатанами»: «Похищены у меня десять полуящиков чаю на 600 руб. серебром. Прошу господ воров доставить мне обратно, за что получат с благодарностью половину стоимости, т. е. триста руб. серебр. наличными деньгами. Потомственный почетный гражданин Николай Моццо» («Одесский вестник», 1866, № 55).

Надо сказать, что переписка грабителей и ограбленных была в то время делом вовсе не экзотическим, даже обыденным. Так, один домовладелец раньше обычного вернулся к себе, где застал «работающего» мазурика. Хозяин не растерялся и запер дверь на ключ. Вор вынужден был ретироваться через окно второго этажа, бросив в комнате весь свой инструментарий. 

На другой день пришла следующая записка: «Милостивый государь! Так как поживиться у Вас мне не удалось, а за свое злое (по отношению к Вам) намерение я наказан (ох как расшибся при падении из окна!), то, я надеюсь, Вы не пожелаете воспользоваться моими инструментами, как то: стамеской, маленьким ломом, напильником и ключами, а отнесете их мне за город, положите их возле забора Ботанического сада, завернув предварительно в газетный лист. Незнакомец» («Одесские новости», 1893, № 2533).

Растроганный домовладелец готов был уже потрафить любезному «профессионалу», но все инструменты конфисковала полиция.

Неповторимым одесским изяществом дышит и текст, оставленный в новогоднюю ночь ограбленному домовладельцу Шпигелю: «Поздравляем Вас с Новым годом и берем на чаек некоторые вещи. Не будьте в претензии» («Одесский вестник», 1890, № 2).

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-piliteshura.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы