...только от жизни собачьей

Из старых одесских газет

Олег Губарь

Глядя на обилие бездомных друзей человека на улицах Одессы, я вспомнил, что еще в 70-х годах 19-го века в нашем городе существовало «Общество для истребления бродячих собак». По предписанию полицмейстера, эта структура «обязана производить травлю до 6 часов утра, после чего собаки должны быть убираемы» («Одесский вестник», 1876, № 117). Такое довольно грустное начало для юмористического журнала немного странно. Поэтому сразу скажу, что я не об этом.

Гонения на братьев наших меньших вызвали крик некой милосердной души – публикацию под заголовком «Слово в защиту дворовых собак, защищающих от воров» («Одесский вестник», 1866, № 49). Отлавливание до 500 псов в месяц выглядело довольно казусным в городе, кичившемся другим своим обществом, а именно – «сострадания к животным». Приоритеты этой организации намечались обращениями общественности, сигнализировавшими, например, что следует «облегчить участь несчастных обезьян, которых какие-то иностранцы ежедневно и во множестве водят по домам». А поскольку закон, мол, воспрещает водить по городам медведей, продолжает общественный корреспондент, то «почему бы этот благодетельный закон не применить и к пигмеям в сравнении с медведем – к несчастным и слабым обезьянам?» («Одесский вестник», 1874, № 193). 

Мартышками, впрочем, дело не ограничилось. «Многие из господ членов Общества сострадания к животным, – сообщает местная газета, – заявляли о том, что им очень часто приходится быть свидетелями – как торговцы и покупатели птиц (уток, гусей, индюков и в особенности кур и цыплят) носят их мучительным образом, т. е. связанных – головами вниз...» («Одесский вестник», 1876, № 166). 

Некоторым насекомым и крысам (об их истребителях я уже рассказывал) тоже посчастливилось живьем попасть в «Красную книгу Одессы». Знаменитый «Паук-Оракул» умел «отвечать на предложенные ему вопросы тем, что поворачивался к написанному ответу и останавливался перед ним» («Одесский вестник», 1865, № 86). Что до норушек, то в их защиту выступил прославленный Владимир Дуров. Когда он прибыл на гастроли в наш город и остановился в гостинице «Одесса», на углу Преображенской и Полицейской, то «предложил один рубль за всякую живую серую годовалую крысу». Далее газета уточняет, что известный комик «с крысами просит являться в гостиницу» («Одесские новости», 1893, № 2781). 

В назидание собаконенавистникам, надо сказать, иногда публиковались материалы о кобелефилах, один из которых, состоятельный парижский негоциант Пьер Гувуан, даже получил титул собачьего короля. Он приютил сколько-то бродяжек «и учредил из них полное министерство: бульдог Трини был у него министром юстиции, пудель Марс – военным министром, две моськи исправляли должности министров внутренних дел и народного просвещения». Но поскольку одна из этих последних завела связь на стороне, «Собачий Король предал ее опале» («Одесский вестник», 1872, № 150). 

Любители музыки могли наслаждаться в том же Париже вокалом собачьего квартета под управлением австрияка Ганса Таммера. Этот талантливый капельмейстер «выучил четырех собак петь, вернее, лаять ритурнель одного немецкого вальса и арию из «Риголетто» «La donna e mobile». Каждая собака поет по два тона...» («Одесский вестник», 1875, № 220).

Прагматичные одесситы тотчас же сообразили, что распоряжаются собачьими судьбами нерационально. Спустя короткое время местные собаки перещеголяли своих зарубежных коллег. В местной печати сообщалось о собаках Диане, Шнапселе и Фриде, «из которых первая разрешает заданные ей арифметические задачи, угадывает время на часах, различает национальные флаги и – сколько лет от роду каждому». Что до Шнапселя, то это подлинный одессит: «различает монеты, вещи и разные предметы, играет с кем угодно в карты в стуколку». Фрида же всего-навсего «играет в домино с желающими, складывает из русских и немецких букв слова, играет на фортепьяно немецкий и английский народные гимны, поет по нотам разные отрывки из итальянских опер...» («Одесский вестник», 1875, № 267).

В конце концов собачья проблема была решена вездесущей налоговой службой, и опять-таки по западному образцу. В прессе сообщалось, что, скажем, «в одном Париже находится до 70000 собак, уплачивающих пошлины до 600000 франков». В Одессе же насчитали 7200 дворовых и около 5000 комнатных собак, обязанных вносить в городскую казну по два рубля в год за право дружить с человеком («Одесские новости», 1896, № 3573). Такая собака считалась муниципальной, получала специальный жетон для ношения на шее, а также право посещать общественные места...

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-bebezyana.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы