Бескорыстные

Утраченные грезы

Наталья Хаткина

Мне, например, Сильвестр Сталлоне очень нравится. Хорошо бы с ним развестись. В светской хронике пишут, что он своим женам прямо бешеные миллионы платит в качестве компенсации за вырванные годы. А в нашем отечестве, если не дай Бог развод, нам, женщинам, ни о какой компенсации думать не приходится. Нам при разделе имущества трусы бы уберечь хотя бы те, что непосредственно на теле...

Не верите? Думаете, я озлоблена жизнью и все вру? А вот послушайте историю.

Одна моя подруга, тоже Наташа, заметила, что муж ее стал какой-то вялый: за лопатку ее, как прежде, в игривом настроении не щиплет и домой все позже приходит. Она решила последовать советам дамских журналов, которые причиной развала семейной жизни считают бигуди и старые халаты, и прикупила два комплекта сексуального белья – черный и розовый. Каждый по сто долларов. Мама ей для такого случая (спасения семьи) отдала остатки коллекции серебряных монет, что осталась после покойного папы и была сберегаема «на смерть».

Муж ее как увидел в розовом – прямо обалдел и уронил подбородок на колени и сидит, как скифская баба. Та сдуру двойной стриптиз устраивает – в черном выходит. Тут ее Сашенька в ум пришел и спрашивает: «Больше у тебя ничего нет?» А как узнал, что нет, так во всем и признался: и в том, что у него другая женщина, и что он считает безнравственной жизнь без любви, что квартиру будет разменивать, а имущество делить. И что самое пикантное – так как два комплекта сексуального белья были супругой приобретены при совместной еще жизни, то они подлежат разделу. Как человек благородный, он предоставляет право выбора Наталье. Наталья выбрала как Соломон : порвала не спасшие семью тряпки в мелкие брызги и швырнула их Сашеньке в морду. И потом еще долго при слове «трусы» у нее дергалось левое веко...

Частный случай, думаете? Мои знакомые мужчины говорят, что это женщины в большинстве своем мещанки и цепляются за барахло. А лично им ничего не надо.

У меня такой знакомый Павлик. Очень чтил философию и поэзию. Так и говорил: «Я за поэзию жизнь отдам!» Мне трудно было представить процесс обмена Павликовой жизни на поэзию, но вслух сомневаться я не решалась – он так величественно сравнивал себя с жившим в бочке Диогеном, с бродягой-философом Сковородой, с нищим гением Хлебниковым...

«Мне, – говорит, – ничего не надо! И сам я никому ничего не должен!» Как это не должен! На прошлое Рождество занял у меня пятьдесят баксов – на лекарство больному другу. И где? Я-то ладно, я осталась просто без денег. А Данута в конце концов осталась без мужа. Павлик перебрался к Людочке, хозяйке сети «Хот-догов» и пивных точек. Данута не верила ни нам, ни себе и стала страдать синдромом дверного звонка: сутками без сна и еды прислушивалась к шагам на лестнице. Клинический случай, одно только ее и спасло: друзья предложили издать сборник ее стихов – и она принялась отстукивать строчки на старой пишущей машинке, которую они когда-то с Павлом торжественно приобрели на барахолке в мечтах создать совместный шедевр – «Гений и его жена». Отбор, печатание и правка стишков несколько отвлекли Даночку от грустных мыслей. Она даже спать понемножку стала. И кушать. Как раз в этот момент мне позвонил Павлик:

– Поговорить надо, Наталья. Очень меня Данута беспокоит.

«О! – думаю. – Совесть проснулась. Наверное, витамины ей хочет купить, лекарства».

Щас! Витамины он купить хотел!

– Беспокоит меня Данута, – говорит. – Машинку не хочет отдавать, пишущую. Стишки свои печатает. Но мы-то с тобой знаем, как она бездарна. Ты поговори с ней, Наталья, пусть отдаст. У меня как раз сейчас прилив сил. Я, может, роман собираюсь писать... «Гений при жене».

Павлика, конечно, я послала далеко и надолго, но теперь уже простила. Ничего необычного в его просьбе не было.

Вот мой третий муж, верующий, между прочим, человек, подарил мне икону. В серебряном черном окладе. Дрожащими ручками на стенку вешал. Окреститься меня заставил. Молитвам учил. Милосердию. Бескорыстию, опять же. А в один, как я теперь понимаю, прекрасный день икону дареную со стены снял уже безо всякого дрожания и понес в другой дом на другую стенку вешать. И теперь я свободно могу раскреститься обратно.

Но и Дмитрия я своего не осуждаю – типичный случай мужского бескорыстия. Нетипичный только Сталлоне. Да и тот недавно по телевизору плакал: «Не хочу, – говорит, – больше жениться. Денег жалко!»

Я теперь к имуществу всех своих подруг приглядываюсь. В размышлении: что бескорыстный муж может в случае разочарования вывезти из дома? И как этому воспрепятствовать?

У моей подруги Аси фамильная реликвия есть, старинный шоколадного цвета буфет. «Мастодонт мещанства» – так его называл муж Юрочка. Хиппи, волосы до пояса, джинсы драные, за плечами холщовая торба и большое желание уйти босиком бродить по белу свету. С Аськой же не пойдешь – она ж мещанка. У нее буфет и дети. И профессия – кардиолог. Она ж больных не бросит. Махровая мещанка! Вот Юрочка в качестве форпоста для будущего покорения Хип-Индии выбрал квартиру оккультистки Тамилы – хрустальный шар, колесо сансары, вонючие палочки для вызывания духов. Ну, вы знаете. Мы все в детстве свечки жгли и блюдечко по полированному столику гоняли.

– Асяl– говорю я. – Плакал твой буфет! Вот увидишь, Юрочка скоро за ним приедет. Объявит, что без буфета нельзя вызвать дух Блаватской – а ты, дура, и поверишь! Давай не отдадим имущество пусть духовной пищей питается, херувим!

– Да ты что? – говорит Аська. – Да чтобы Юра!..

– Проведем эксперимент, – предлагаю. – Поспорим на твой японский шелковый шарфик с бамбуком и хризантемами!

– Сказала бы сразу, что тебе шарфик нужен, – невзначай уколола меня Аська. 

–Проводи свои эксперименты и забирай хризантемы прямо сейчас. Отдала мне ключи и ушла на ночное дежурство в клинику.

Грузчики за буфетом явились через два дня – в субботу. И так буфет крутили, и этак а вынести не смогли. Ругались, ругались – и ушли. Юрочка страшно недоумевал: как же так! Войти буфет вошел (когда-то), а выходить не выходит? Так в недоумении и удалился.

Не зря мы, выходит с Данутой и Наташкой перестраховались и целую ночь собственноручно дверной проем обуживали (двойным кирпичом обложили) и обои клеили, чтобы комар носа не подточил. Так что буфет остался за нами!

Ура…

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-medicine.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы