Как я украла вилку

Сестры по крови

Наталья Хаткина

До сих пор вспоминаю – и краснею. В каких-нибудь гостях, среди приличных людей, за столом, накрытым белой скатертью, кто-нибудь обязательно дежурно пошутит на предмет пропажи серебряных ложечек. Все смеются – их совесть чиста. А я вспоминаю – и краснею. Руки прячу или наоборот демонстрирую: вот они, ручки! Ничего не сперли! 

На меня начинают подозрительно коситься и больше в гости не приглашают. Так мне и надо. Тридцать лет назад я украла вилку. 

…А начиналось все очень хорошо, даже патриотично. 

В группу университетских филологичек пришла женщина со станции переливания крови и стала агитировать на предмет бесплатного донорства. Впечатлительные филологички, через одну – поэтессы, стали закатывать глаза и прикидывать, куда бы покомфортнее упасть в обморок. Агитаторша посмотрела на них с брезгливой жалостью, оставила листовку и ушла.

Тогда за агитацию взялась я. Говорят, бодливой корове Бог рог не дает. А я любила агитировать и умела агитировать. Так что рога и корова оказались в комплекте. Плюс повод и публика! 

Сначала я обратилась к сознательной части группы:

– Девочки! – говорю. – Представьте себе… 

И развернула перед их глазами маленький телесериал «Скорая помощь», которого в те (советские, кто не понял) времена не было даже в проекте. Набор несчастных случаев с непременным хэппи-эндом, замешанным на нашей свое­временно сданной крови.

Сознательных, кроме меня, оказалось двое. Остальные продолжали изображать помраченное состояние. Я обратилась к бессознательному. То есть нет – к несознательному.

– Девочки! Вы листовку читали? Не читали? Зря. Филолог должен читать, девочки! В этой листовке написано, что в день сдачи крови мы на лекции не являемся, то есть абсолютно. День можно выбрать. Семинары и контрольные, прогулянные столь благородным образом, отработке не подлежат. 

После этих слов к безвозмездным донорам присоединились еще четверо… 

– Девочки! – гнула я свою линию. – Героиням, то есть нам, то есть тем, кто отважится… А мы отважимся, девочки! Так вот, героиням дадут талончик на прекрасный бесплатный обед!

Услышав про бесплатный обед, к героиням присоединилась вечно жаждущая недуховной пищи Антонина, которая могла и четыре обеда подряд съесть. Но кто ж ей даст? 

Для меня тема обеда была неактуальна. Меня воспитывала родная бабушка Лида, для которой «воспитывать» означало, собственно, питать.

Вдохновленная присоединением социально апатичной Тони, я продолжила агитацию. В моих руках заметался не видимый никому красный стяг. И видимая всем листовка.

– Читайте! Читайте! Для восстановления сил безвозмездным донорам полагается два свободных дня, которые при желании могут быть присоединены к каникулам. А также взяты как совокупно, так и раздельно, в любое выбранное донором время. В любое, девочки! Проверять никто не будет. Мы сдадим в деканат справки и прогуляем все, что можно! Каждой лекцией, не говоря уже о семинарах, можно совокупно пренебречь два раза. А потом еще и к каникулам присоединим…

Группа дрогнула и сдалась. Из двадцати пяти «девочек» агитации не поддались только трое мальчиков, из-за чего меня до сих пор спрашивают, почему я так не люблю мужчин. Каких? Где?

Двадцать филологичек собрались пойти на станцию переливания в среду, потому что им архиважно было прогулять историческую грамматику и теорию литературы. А я и тихая Олечка Скрипка – в понедельник, потому что обе не выносили физкультуры и истории КПСС. Кроме того, мы должны были во вторник совершенно честно и подробно доложить: страшно ли, больно ли и не кружилась ли голова; а если кружилась, то, может быть, приятно? 

Процедуру я описывать не буду. Было любопытно, но не страшно, не больно и ничего не кружилось. Нам выдали по значку в виде капельки крови. Если бы я умела хоть что-нибудь в своей жизни хранить, то их у меня было бы сейчас двенадцать. Но кто нам считает? 

А еще выдали по талончику на обед в специализированную столовую № 39. Мы – домашние девочки – есть не хотели, но в столовую пошли. Из любопытства. Выяснилось, что потреблять борщ и котлеты совершенно не обязательно. А можно на сумму, указанную в талончиках, взять продукты из имеющихся в ассортименте. В ассортименте имелись красное сухое вино и шоколад «Аленка». И нашей суммы как раз хватало на одну бутылку сухого и одну шоколадку. Если доплатить еще десять копеек. Десять копеек у нас было. 

– Красное вино, – авторитетно сказала я, – способствует восстановлению красных кровяных телец. (Тихая Оля кивнула). – Красное вино приносит положительные эмоции, которые стимулируют дальнейшее безвозмездное донорство. (Тихая Оля кивнула два раза). – Сейчас только половина десятого. Даже первая пара не закончилась. А их у нас сегодня четыре. Впереди – длинный свободный день, не омраченный прыжками через козла и статьей «Партийная организация и партийная литература».

Мы со Скрипкой не были воспитаны в алкоголических традициях. На посиделках в общежитии нам обычно наливали сладенького на донышко – и хватало. Однако угроза спортивного козла да еще в сочетании с партийной организацией, не говоря уже о партийной литературе, сделала абсолютно ясным, что без этой бутылки день будет недлинным и свобода – неполноценной. 

Выпить нужно было однозначно. Но где? 

Олин дедушка и моя бабушка весь день торчали дома. Нужно было пожалеть их здоровье. Чтобы внучка!.. Рано утром!.. Вместо занятий!.. Распивала спиртные напитки!.. Инфаркт миокарда. 

В парке на лавочке пить неприлично. Да и время – конец ноября. Ветер, знаете ли, дождь. Перед нашим внутренним взором одновременно нарисовалась цифра 206 – номер общежитской комнаты, где жили наши подружки: Инга, Аля и Света. Только ведь они на занятиях! А ключа нам вахтерша не даст. Проскользнуть мимо – еще туда-сюда, а ключа не даст. 

– Дверь открывается вилкой… – прошептала Оля.

Будто я не знаю, что дверь открывается вилкой! Я и носила обычно с собой эту вилку: придешь, бывало, в гости, а девицы где-то пропадают. Поковыряешь вилкой – и заходи: отдыхай от бабушки, читай, списывай чужие шпаргалки, готовь свои. 

А вот на донорский пункт я вилку прихватить не догадалась. Но ведь мы же в столовой! А тут этих вилок!.. 

Словом, пока Оля шепотом просила в обмен на два талончика и десять дополнительных копеек выдать ей бутылку красного и шоколадку «Аленка», я постаралась принять исключительно безмятежный вид, со всей возможной интеллигентностью прихватила со столового лоточка вилочку и… (Господи, зачем я вам это рассказываю?!) опустила ее в карман плаща…

На прямых деревянных ножках мы со Скрипкой двинулись по направлению к двери. И тут – грянуло…

– Девушка! Девушка в синем! Зачем вы вилку взяли? 

На тех же деревянных ногах я вернулась и положила вилку обратно в лоток. Раздатчица смотрела на меня с любопытством:

– Зачем? 

Позор, какой позор! Обыкновенная алюминиевая вилка, серая и погнутая, ценой едва ли в полторы копейки, превратилась в объект хищения! Сейчас меня поведут в тюрьму.

– Зачем? 

– Понимаете, мы сегодня с подругой сдали кровь. Безвозмездно. Вот значок.

Я показала значок. Оля тоже показала значок. 

– А вилку зачем взяли?

– Говорят, красное вино способствует восстановлению кровяных телец.

– А вилку зачем взяли?

– Дома у нас бабушка и дедушка. Они бы не позволили нам пить вино. Да еще утром, когда все на лекциях. 

– А вилку? Вилку – зачем?

– Мы решили выпить вино в общежитии. А девочки на за­нятиях. 

– А ви-и-илку зачем?

– Дверь… дверь комнаты в общежитии открывается вилкой.

На лице раздатчицы появилось удовлетворенное и немножко разочарованное выражение. Такое бывает, когда дочитаешь детектив до последней страницы. 

– Ну идите… – сказала она, отворачиваясь. 

Мы поняли, что сегодня тюрьмы, кажется, не будет. И начали пятиться к двери. Когда я уже взялась за ручку, раздатчица обернулась: 

– Девушки! 

– Что?.. – пролепетала я.

– А вилку? Вилку-то возьмите!

…Но выпивать нам уже совсем расхотелось. 

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-yumorina.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы