Выходные и будни

Утренние грезы

Михаил Рабинович

Лиля проработала семь лет в проектном институте и поняла, что мужчин – мало и они хороши в исполнении артистов Рыбникова и Штирлица, в качестве трезвого водопроводчика из ЖЭКа, на плакате, который носят на демонстрациях – «Слава советским женщинам», где они находятся на втором плане, в галстуках и костюмах и приветливо, хотя неестественно улыбаются, хороши как безответственные, но не злобные автобусные попутчики, как податливые смежники из соседнего отдела, легко согласовывающие пересечения сетей, а вот в реальной, настоящей жизни большей частью молчат, зубы чистят формально, не выветривая запах изо рта, не любят ходить к родителям и вообще никуда и чуть что – храпят.

Профорг института, правда, был человек положительный, выделил ей как-то путевку в дом отдыха, уважительно пожал руку – но соседкой по комнате Лиле досталась пьющая баба, которая по сложной временной системе, как бы в нескольких пространственных координатах, водила к себе непересекающихся мужиков, и Лиля уходила гулять в зимний лес – бывало, что и поздним вечером уходила, но ни звери, ни люди на нее там не нападали. У профорга были жена и друг Иван Кузьмич из Лилиного отдела.

Кое у каких Лилиных подруг были мужья, у Ирки так вообще ангел, и приходить к ним в гости было приятно, но когда Лиля с ангелом оставалась на короткое время один на один, то он замолкал и начинал чихать. Получалась какая-то подозрительная аллергия.

На работе Лиля была на хорошем счету. Она могла начертить ровную линию на плане, точно подсчитать ее длину при помощи линейки, потом нарисовать еще несколько линий и тоже все подсчитать правильно; обед приносила с собой, но еда не была пахучей, как у некоторых, и сослуживцы из-за нее не чихали, а к единственному на всю комнату – пятнадцать человек – телефонному аппарату ее звали редко, и Лиля, не занимая таким образом линию, давала возможность во время работы спокойно беседовать другим. Ну, или неспокойно: пятнадцать человек все-таки.

Иногда Лиле казалось, что наступила пора решительных действий, и она шла в кино или в театр с Иркой и ее ангелом, или только с Иркой, или даже одна – но в фойе к ней почти никто не подходил. Если и подходили, то ненадолго. Был случай – на три месяца, но родители, храп, зубная щетка на полу, странные привычки кидать сапоги, один за другим, в стены соседям или сморкаться без платка у телевизора во время арии Мефистофеля из оперы «Фауст», которую они все же оба любили – все это, и многое другое свело на нет усилия по созданию радостной, легкой атмосферы в доме. В другой раз оказалось не три месяца даже, а два.

Еще один мужчина, как выяснилось, интересовался мужчинами же, но ему нужна была жилплощадь, о чем он прямо Лиле и сказал, еще в театре.

– Спасибо, – почему-то сказала Лиля. – У меня аллергия.

– У тебя очень высокие требования, – ругалась на нее Ирка.

– Да какие там требования, одни просьбы. Ну, сапог не кидать, здороваться с родителями, не сморкаться, погладить вначале... 

– Ты что, гладить их заставляешь? – удивилась Ирка.

– Я не про утюг, – покраснела Лиля.

Соседи считали ее одновременно распутной и слишком застенчивой, ругали ее в разговорах между собой и за то, и за это, не понимая, как все может совмещаться в одном человеке, не понимали и ругали еще сильнее. 

Пятнадцать человек на работе тоже, бывало, спорили между собой – в основном женщины все-таки, не ангелы – но не все сразу спорили, а группами – по двое, по трое, изредка – впятером. Линии на плане получались тогда не ровные, а прерывистые, приходилось переделывать.

Когда Ивана Кузьмича провожали на пенсию, то все выпили, растрогались. Вот же, столько лет прожили вместе – на работе разве не жизнь? – вот и прожили, привыкли, все друг про друга узнали: внук Ивана Кузьмича на скрипке играет, к дочке зять вернулся, прощенья попросил, и много чего еще, а все равно Иван Кузьмич был чужой. А вот когда уходил – стало ясно, что был свой. Уже когда собрали ватман со сдвинутых столов и вымыли посуду, Иван Куьмич поцеловал Лилю в щеку, и она его тоже поцеловала.

На место Ивана Кузьмича взяли молодого специалиста Костика, бестолкового, но старательного.

– Ничего, выучится – не хуже того стукача будет, – услышала Лиля.

Как же так, это Иван Кузьмич – стукач?

– Понемногу стучал, для порядка только. Но он не злобный. Это же он на профорга надавил, чтобы тебе путевку дали, не знала разве?

Костик поддавался обучению медленно. Он много думал о девушках – молодой еще, младше Лили на семь лет – и советовался с ней, старался понять непонятное их поведение. Она могла бы ему помочь – все же женщина.

Лиля стала редко приносить еду из дома – они с Костиком ходили вместе в столовую – не в институтскую, где все, а довольно далеко.

– Ты смотри, – улыбались Лиле, – знаешь ведь, что полагается за растление малолетних.

– Очень глупо, – говорила Лиля.

Однажды в той дальней столовой очень уж удачно получились котлеты, и Лиля с Костиком взяли пополам дополнительную порцию, принялись делить, да и советы в тот день Лиля дала особенно полезные, и погода была хорошая – и особенно в этот момент Костик понял, что да, все же женщина Лиля, и положил ей руку на плечо, и пригласил на выходной в парк культуры.

– Соглашайся, чего там, – посоветовала Ирка. – Возраст тут ни при чем. Вес там, национальность. Мой-то ангел на самом деле знаешь кто? Я уж не говорю, что в паспорте у него написано.

Гулять по парку с Костиком оказалось весело. Он дурачился и пересказывал в лицах содержание книги «Жизнь животных», которую Лиля тоже читала, и ей понравилось. Они зашли в тир. Костик взял ружье, но стрелять не стал, а поцеловал Лилю. Это было приятно, не хуже, чем тогда, на прощании с Иваном Кузьмичом. 

В следующее воскресенье, после кино, они пришли к Лиле домой. Все соседи стояли у дверей и задумчиво молчали. Когда дверь закрылась, Лиля подумала: «Ладно уж, пусть швырнет свои ботинки», но Костик снял их тихо и аккуратно поставил у стенки.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-heart.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы