Третья половина

Автор-шоу

Михаил Бару

Осенний этюд

С утра льет как из ведра, кастрюли, чайника и чашек из чайного сервиза на двенадцать персон. На том берегу Оки, над заповедником, небо «цвету наваринского дыму с пламенем». Молнии раскалывают небо вдребезги. Совершенно нелетная погода. А уж если крылья картонные… Хоть парафином их пропитывай, хоть салом смазывай – толку мало. Сырость, тяжесть и горечь. Ни улететь от, ни долететь к. Открыть окно, смотреть на дождь и вздрагивать от капель, рикошетом отлетающих от подоконника в лицо. В такую погоду только клады и зарывать. Взять жену и тещу, чтобы тащили кованый сундук с нажитым непосильным трудом, и решительно углубиться в лесную чащу. Выбрать дуб понеобхватней и отдать приказ рыть яму. Оглядываться поминутно. Покрикивать, чтоб быстрей копали. Прикладываться к фляжке с ромом. Мелко креститься при каждом ударе грома. Незаметно проверять рогатку за пазухой – не отсырела ли. Слушать, 

как жена и теща с чавканьем месят грязь, чертыхаются, опуская сундук в яму. Смотреть с ненавистью на их перепачканные желтой глиной и красные от натуги лица, достать рогатку… Идти домой налегке, посвистывая, постреливая ворон. Дома принять ванну и остатки рома, открыть окно, смотреть на дождь и вздрагивать от капель, рикошетом отлетающих от подоконника в лицо… 

И вот еще что. Не забыть выбросить крылья. Не понадобятся.

 

Эпитафия древнеримскому гаишнику

Богам Манам. Гаю Цецилию Извергу, гастату* второй центурии третьей отдельной дорожно-патрульной когорты Аппиевой дороги, мужу честнейшему и прекрасному, его безутешная супруга Домна воздвигла этот мавзолей. Никогда не брал он более восьми положенных по закону ассов за отсутствие шлема на всаднике и больше пяти сестерциев за не прошедшую техосмотр колесницу, и не было случая, чтобы не выписал он нарушителю табличку. Никогда не пропускал он за три тысячи сестерциев через свой пост конных отрядов фракийца Спартака под стены Рима. Пусть накажут боги вольноотпущенника Курвинея за его донос и клевету. Кто осквернит это погребение – пусть того продадут навечно в гладиаторы.

* Прим. перев. Гастат – в современной табели воинских званий чин соответствующий старшему сержанту. 

Цит. по кн. Бару М. Б. Избранные переводы с латинского, новогвинейского и ханты-мансийского. СПб., 2007.

 

Из цикла «Непрожитое»

Ночь. Молодая луна.
По аллее притихшего парка
девчонку
не в гипсе еще, без весла
ведут под конвоем
к пустому пока пьедесталу…

 

Хайку

* * * 

Под утро – домой…
Вдруг грянулся оземь,
обернулся бревном старый друг…

* * * 

Заброшенный кремль…
Вся в зарослях крапивы
могила неизвестного вождя.

 

Коротко

* * * 

В отчаянье ломаю тебе руки …

* * * 

...А на третий день после вчерашнего... 

* * * 

Вот и дождь кончился. А толку-то? Денег как не было, так и нет.

* * * 

Вот уже третий час он шел по следам ее былой красоты. 

* * * 

Развод-2018. Причина – не сошлись полами.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-gruzin.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы