…как уменье улыбаться или плакать

Фауна в лицах

Марианна Гончарова

Есть у меня друг, мольфар. Он живет почти на вершине горы, которая называется Чор­но­гόра. Мольфар – это карпат­ский знахарь, колдун, волшебник, предсказатель. Он умеет разгонять тучи, вызывать дождь, лечить людей и скотину, предсказывать землетрясения, снимать порчу... Мы пришли к нему как-то на рассвете в гости. Удивительный он, мой друг мольфар. Его даже предупреждать не надо, да у него и телефона нет. Он всегда знает заранее, что мы к нему идем. Мы еще не знаем, а он уже ждет нас. Мы – это моя собака ми­стер Чак Гордон Барнс и я. 

И вот как-то, когда мы чай из трав пили на крылечке, Чак по обыкновению сидел у моих ног, почти не двигаясь, напряженный, бдительный, чутко водил своими выдающимися ушами и вдруг как-то странно тихонько заскулил куда-то в направлении вершины Чорногоры в тумане. 

– Что это с ним? – заволновалась я.

– А это он с Богом разговаривает, – спокойно ответил мольфар, раскуривая трубочку, – разговаривает о том о сем... И о тебе. Они все умеют с Богом разговаривать. А тут в горах – небеса рядом.

Они – если вы не поняли – это наши братья меньшие. Наши надежные преданные друзья. А небеса – это небеса.

Уверена, что природа дружбы естественна, как природа Чор­ногоры. Дружба – это не изобретение человека. Это изо­бретение кого-то поумнее. Это дается свыше. Как умение улыбаться или плакать.

И потому, что дружба дана свыше, друзьями могут быть не только люди. Ими могут быть кто угодно... 

Вот говорят: «четвероногий друг»... Это что такое? Вот это вот – четвероногий! А если у гусенички двадцать ножек, так она что, нам никакой не друг? Или вот кенгуру шастают туда-сюда на своих двоих? Как? А краб? Осьминог? Что, уже нам не брат меньший? А попугай? А курочка? Обыкновенная маленькая курочка на двух ножках, – мы что, с ней уже не дружим, раз так?

Глупости это все! Четвероногий друг – это диван. А я лично дружу со всеми, кого в этой жизни встречаю, невзирая на количество ног, лап, щупальцев, крыльев или плавников. И все мои друзья тоже не перебирают, у кого сколько чего. 

Например, моя знакомая по имени Марыся. Да, мы друзья. Но только она – лошадь, а я – нет. По-моему, нет... Хотя Мары­-ся об этом и не догадывается. Думаем-то мы одинаково! И радуемся друг другу страшно, когда встречаемся. Я ее знакомлю со своими друзьями: людьми, собаками, паучками. Она меня – со своими. То есть круг друзей расширяется. 

Например, Марыся очень те­сно дружит с Жуком. Нет, это не насекомое и не человек с таким именем. Это маленькая черная собачка. Они работают вместе. В детском саду. Такой преданно­сти друг другу я давно не видела. Вот слышишь: цок-цок... Это лошадка. И обязательно где-то рядом Жук трусит, быстро лапками своими короткими перебирает. Лошадка остановилась, дети забрались в повозку, сели на лавочку, Жук погавкал для порядка, поехали. Жук тележку охраняет. Марыся Жука подкармливает. 

Однажды лошадь заболела. И ее забрали в ветлечебницу делать уколы внутривенно. Это очень серьезно и ответственно – делать внутривенные инъекции лошади. Стоит она в конюшне, одна-одинешенька. Лето на дворе. Жук топчется у лечебницы. Его сторож гонит. Жук не уходит. Он не убегает никуда. Даже поесть или попить. Жарко, он вывалил язык, валяется позевывая. Глядит на сторожа из-за угла, а когда тот теряет бдительность – мчится со всех лап к Марысе... Иногда он приносит ей найденную в мусорнике корку, а иногда и косточку... Марыся нежно пихает Жука губами в бок и ласково фыркает.

Животные умеют дружить. Вот смотрите... Однажды к нам пришла кошка. И мы построили для нее дом. Теплый и уютный. Но Кошке (оказавшейся впослед­ст­вии котом, но имя прижилось) не приглянулся. Кошка походил, понюхал, но все же поселился в доме и стал водить к себе девушек. Одна из них навеки к нему въехала, строгая такая, черепахового окраса, по имени Личко-в-кучку. И частенько мы видели, как в лютый холод из теплого кошкиного домика уютно выглядывают две усатые мордочки, а между ними торчит ярко-желтый клюв. Да, да, вы не поверите, но вместе с ними в домике поселилась обычная маленькая курочка. Иногда мы находили рядом с Кошкой или Личком-в-кучку, которые блаженно жмурились и облизывались, яичную скорлупу: наша Курочка их подкармливала. И в свою очередь с аппетитом поклевывала «Ви­скас» из кошачьей миски – хорошо рыбный, а не куриный, как обычно. Дружба? А что же еще?

Мама моя сказала на все на это, что такое может случиться только со мной и моей семьей – чтобы кошки дружили с курицей, а собака еще им и потакала, впуская в наш дом, чтобы они чинили там всякие безобразия. Ну почему же только у нас?! Я так понимаю: как ты относишься к собаке, кошке, курочке или к другим людям, живущим в твоем доме, городе или стране, так и они к тебе относятся.

Главное – знать, что всякий пример заразителен. Знакомый милиционер принес мне в подарок восхитительный протокол следующего содержания: «Гражданин Бабулько Н. Е. покусал своей собакой гражданку Резе­ду И. О. В свою очередь в отместку гражданка Резеда И. О. поцарапала гражданина Бабулько своим котом». Неплохие ребята эти кот и собака! В плохие руки только попали...

Вот другой пример: мой брат Валька. Он в Испании на паях владеет симпатичным уютным баром. Вот там, как только он открыл его после реконструкции, он и познакомился с сеньорой, которая дружила с обезьяной.

Очень богатая была старушка, очень капризная и привередливая. И ко всему пьющая... А тут – Рождество. Ну, вся ее многочисленная родня, наследники-нахлебники друг дружку предупреждают: смотрите, чтоб бабушка не сбежала. А то напьется где-нибудь в баре и пойдет буянить, нас позорить, семью уважаемых каталонцев, адвокатов и врачей. А у семи нянек... ну вы же знаете... Короче, смылась бабушка. Где-то она шаталась до поры до времени, следы заметала. И в этот вечер сначала в Валькин бар явился ее сын, уважаемый каталонец. Спрашивает осторо­жно: сеньор, а не видели – не забегала ли к вам маленькая пожилая сеньора... с обезьянкой на голове? Валька только плечами пожал – что за шутки? Следом в бар заскочили две пышные яркие усатые брюнетки, многоуважаемые каталонки, спрашивают: эй, бармен, не заходила ли к вам старушка с обезьянкой на голове… Валька несколько растерялся и только головой помотал. А уж когда целая стая детей вбежала в бар и в тревоге поинтересовалась, не заходила ли бабушка с обезьяной на голове, Валька решил, что это его разыгрывают друзья, и уже стал готовить план отмщенья. Как вдруг...

Вот тут я бы хотела увидеть всегда спокойное бесстрастное лицо моего брата. Ой, как бы я хотела это увидеть... Когда у входной двери тихо звякнул колокольчик и в бар как тень проскользнула пожилая сеньора, а на шляпе у нее сидела маленькая обезьянка!!! Вот когда Валька ловил свою отвалившуюся от удивления челюсть!..

Так он с ними познакомился. Она спросила, нет ли в баре отдельного кабинета, была допущена в Валькину личную комнату отдыха и получила две порции текилы со льдом. Бабушка и обезьянка оказались не только близкими нежными подругами. Но еще и собутыльницами. Обе – и миллионерша, и обезьяна – пили как лошади. Текилу они глушили на равных и по всем правилам: соль с большого пальца, водка, лимон, а потом обмен теплыми заговорщицкими взглядами.

Вот так вот. Уходя в мир иной, бабушка завещала большую часть своего состояния не каталонцам, а обезьянке. Теперь прямые обезьянкины опекуны водят животное в Валькин бар, причем она отказывается ходить или сидеть на руках, а соглашается ехать только у кого-нибудь на голове. А предварительно на голову надо надеть ветхую бабушкину шляпу. Пожилая обезьянка с седой мордочкой и мудрыми глазами часами сидит в Валькином баре и, невесело подперев щеку, пьет текилу, пока не заснет... Такая вот печальная история.

А еще одну замечательную пару я видела в санкт-петербургском зоопарке – девочку и жирафенка. И у девочки, служительницы зоопарка, и у жирафки были одинаковые доверчивые круглые глаза с белыми прямыми ресницами. Обе нескладные, угловатые, длинношеие и длинноногие. Они, эти двое, были как две сестры – девочка и жираф. Девочка чистила жирафа щеткой, поглаживая бока, а жирафка нелепым огромным синим языком облизывала девочке смешной хвостик на голове, затянутый яркой резинкой... Тогда я стояла и стояла и наблюдала эту сцену долго. И сделала для себя важное открытие. Оказывается, иногда для того чтобы показать, как вы любите друг друга, не обязательны слова: достаточно погладить пятнистый бочок или лизнуть любимую макушку. Или просто переглянуться...

Так что прав мой друг мольфар с Чорногоры. Кто умеет с Богом разговаривать, тот и дружить умеет как никто. Причем независимо от количества лап, ног, хвостов или крыльев.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-army.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы