Редакторская колонка

Хочу признаться в любви...

Говорят, чувства проверяются временем. Этому тексту более 10 лет. Я его недавно перечитал… и понял: ничего не изменилось. Чувство, которое я испытывал тогда, свежо и поныне. Словом, выяснилось, что настоящая любовь все-таки существует!...

 

Хочу признаться в любви.

В любви к писателю Сергею Довлатову. 

Впервые я прочёл его в начале 90-х. Кажется, в журнале «Октябрь». Это были рассказы из сборника «Чемодан». Помню острое чувство удовольствия от чтения. Я такого давно не испытывал. Это было что-то близкое к тому, что я чувствовал, когда читал впервые «Голубую книгу» Зощенко, когда перечитываю «Египетские ночи» Александра Сергеевича или, скажем, «Железную волю» и «Чертогон» Лескова. Это было мало с чем сравнимое наслаждение от собственно литературы. Упивание ею. Сожаление о том, что страниц остаётся всё меньше и меньше. Жажда немедленно с кем-то поделиться. Зачитать какие-то фрагменты вслух. Посоветовать, более того – заставить всех знакомых тоже немедленно прочесть это. Словом, дрожь и восторг. И как это всегда бывает в подобных случаях – непреодолимое желание познакомиться с автором лично, уверенность в том, что он и в жизни такой же замечательный, мудрый и остроумный.

Увы, к тому времени Сергея Довлатова уже не было на свете. Он умер в Америке, не дожив и до пятидесяти лет… Но стремление узнать о нём побольше осталось во мне и не убывает до сих пор. В моей библиотеке – все книги Довлатова и буквально всё, что было написано о нём. Я даже покупаю книги его друзей, независимо от того, нравится мне или нет то, что они пишут. Ведь они дружили с ним, встречались, разговаривали. Я рыщу по интернету в поисках неизвестных текстов Довлатова, а также любых упоминаний о нём.

Более того, я даже ухитрился познакомиться лично с некоторыми из довлатовских друзей – писателями Еленой Скульской, Валерием Поповым, Владимиром Уфляндом, публиковал их тексты в «Фонтане». Я даже обменялся несколькими письмами с первой женой Довлатова Асей Пекуровской. Правда, еще до выхода её странной книги с претенциозным названием: «Когда случилось петь С.Д. и мне…» Я печатал в «Фонтане» интервью с женой Довлатова Леной и дочерью Катей. Я публиковал его рисунки и шаржи.  И т. д. и т. п.

Словом, я болен Довлатовым. И лечиться, между прочим, не собираюсь. Потому что ещё одно из качеств довлатовских текстов – они абсолютно перечитываемы. Я уже трижды прочёл насквозь его четырёхтомник и уверен, что на этом не остановлюсь…

Я прошу читателей «Фонтана» простить эту мою не совсем, видимо, здоровую одержимость писателем Довлатовым. Наверняка не все её разделяют. Я прошу и авторов нашего журнала быть снисходительными. Клянусь, я люблю их не меньше. И если бы не случай, – а именно тридцатилетие со дня выхода в «Эрмитаже» (США) книги Довлатова «Чемодан», с которой и началось мое с ним знакомство – то, конечно, не решился бы на столь эмоциональную (простите, сам не знаю, что это слово обозначает, но, кажется, оно здесь вполне уместно) инвективу…

Всего вам смешного!

Валерий Хаит

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

Книжный киоск «Фонтана»