Редакторская колонка

Язык мой – друг мой

Перед вами апрельский номер «Фонтана».

Когда-то такой номер без упоминания об одесской  Юморине был немыслим. Нынче же времена таковы, что и сама Юморина в Одессе стала немыслима. 

Кстати, как-то много лет назад, ещё в семидесятых, в одну из одесских газет пришла телеграмма с вопросом: будет ли в Одессе первого апреля День смеха? Ответ был таков: «Одесса смеётся круглый год, дайте отдохнуть хотя бы один день!..».

Что ж, круглый год, конечно, это преувеличение, но насчет первого апреля, согласитесь, как в воду глядели…

А знаете что? Пусть не Юморина, пусть не День смеха, но как-то отметить эту дату все же нужно. 

Смотрим календарь… 

О! 1 апреля 1809 года родился Николай Васильевич Гоголь. Чем не праздник? Тем более, что журнал наш носит гордое название юмористический.

Читаем дальше…

«Родился на Украине (сейчас бы сказали «в»). Писал по-русски, был переведен на множество языков мира…»

Кроме, до недавних пор, украинского…

Удивительно, правда?

Но вот украинец Гоголь появился и на украинском. В школе его на нем учат… Гоголя. А на русском — нет. Впрочем, если вдуматься, какого-то отдельного русского языка на самом деле не существует. Есть язык Гоголя, язык Пушкина, язык Толстого. Как не существует и отдельного английского, а есть языки Байрона, Шекспира, Диккенса. Как есть язык Сервантеса, отличающийся от языка Лорки, Бальзака — лишь в чем-то похожий на язык Дюма. Даже Леся Украинка и Тарас Шевченко писали на разных украинских языках. Похожих в чем-то — да, но разных… 

Так вот, как вы думаете, на каких языках лучше всего этих замечательных авторов читать? Правильно, на их. Пушкина — на языке Пушкина, Гоголя — на языке Гоголя, Шевченко — на языке Шевченко. Даже Бернса лучше читать на его языке, а это шотландский, а не английский. Но куда нам до шотландского, когда многие из нас и английский даже на зуб еще не пробовали!.. 

Где-то я читал, что переводить на далекие языки гораздо проще, чем на близкие. И естественней.Что многие наши переводчики с блеском и доказали. Благодаря им мы знаем великих писателей других стран и континентов, а значит, ощущаем себя частью мировой культуры.

Как же нам быть с Пушкиным, Шевченко, Гоголем? Писавшими на разных, но совсем близких языках? Всем на нашем постсоветском пространстве практически понятных? Нужно ли Шевченко переводить на русский, а Гоголя с Пушкиным — на украинский? Не проще ли, не ломая великие Тарасовы строки, несравненные ямбы Пушкина, певучую, единственную в своем роде, речь Гоголя, читать их, так сказать, в оригинале? И русский не забудем, и украинский выучим, и красоту и гармонию сохраним…

Толстой, как известно, шведский выучил, чтоб Ибсена на языке Ибсена читать…

Так то Толстой! — скажете. И будете правы…

Но ведь в нашем случае и проще. 

Как у нас обычно привыкли? Учат сперва язык, а потом Пушкина, Шевченко, Толстого…

А правильнее бы наоборот. Читать Пушкина — и учиться его языку, читать Шевченко — и запоминать красоту его речи, читать Гоголя — и понимать, что трогать это нельзя…

А так и Пушкина потеряем, и Шевченко обезличим, и Гоголя не сохраним…

Не знаю, как для вас, а для меня это так же ясно, как то, что дважды два — четыре…

С 1-ым апреля вас, с днем рождения Николая Васильевича!..

Валерий Хаит И всего вам смешного!

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

Книжный киоск «Фонтана»