Снежок

Читальный кинозал

Исаак Магитон

Экологическая сказка

Недалеко от нашего дома – широкая, сумасшедшая улица. Машина за машиной. Проносятся со свистом, как в «Формуле-1». Только в них не Шумахеры, не Хаккинены, а дяди и тети, одуревшие от житейских проблем. Пыльный бензиновый смрад стелется над улицей, над городом, заползает в ноздри, разъедает глаза.

Снежок яростно лает, припадает к земле для прыжка. Надо брать на поводок, иначе будет бросаться на каждую машину.

Что его злит? Зависть? Обидно, что нет собственной тачки? Возмущается превышением скорости? 

А может, попала под машину прабабушка-такса? Или прапрадедушка – вольпино итальяно? И вошла в кровь ненависть к автомобилям? И передается по наследству?

Так бы мы и гадали, но...

В один прекрасный день подъехал к нам облаянный старенький «Москвич». Снег заливался на весь район, чуть не оборвал поводок. За рулем сидел огромный лысый дядя с голубыми глазами.

– Здравствуйте, меня зовут Петр Иванович. – Он приоткрыл дверцу. – Я давно наблюдаю за вашим крикуном. Удивительный пес! Знаете, почему он лает на машины? Вот посмотрите...

И заглушил мотор. 

Снег сразу затих.

– Он не хочет дышать бензином! – Петр Иванович волновался. – Это мы тренированные. Дышим отравой, радуемся йогуртам...

Снег зарычал.

– Прости меня, пес. Ты первый бросился в бой. Я буду вторым! Обещаю.

Петр Иванович уехал. И продал свой «Москвич». И купил электромобиль, что работает на аккумуляторах и не загрязняет воздух ядовитыми газами.

Это понравилось его соседям. Потом друзьям соседей. Потом соседям друзей. 

Город стал продавать автомобили, покупать электромобили. Мастерская, где их делали, выросла в заводик, потом в большой завод. Туда приезжают экскурсии из других городов, даже из-за океана. Петр Иванович рассказывает, доказывает, увлекает. Он – заместитель директора по рекламе.

Широкая, спокойная улица не ревет моторами, не колышется в бензиновом смраде. Она шелестит, как листва на легком ветерке. Горожане садятся за руль в хорошем настроении, чистый воздух принес здоровье, спокойствие, многие проблемы житья-бытья оказались малюсенькими, а то и вовсе исчезли.

Снежок стал почетным членом международной организации Гри­н­пис, что борется за чистоту на всей планете. Он – один такой почетный из собак. Приятно, но несправедливо. Есть и в других городах отважные ребята. Говорят, где-то на Урале пуделек Гера долез до середины металлургической трубы, которая дымила. К сожалению, поворотные решения не последовали.

Снежку повезло с Петром Ивановичем. Нам тоже.

Это сказка.

Я рассказал ее Снегу. Он вздохнул, поднял мудрые разновеликие глаза и лизнул меня в щеку.

Когда вышли гулять, потянул, как танк, к сумасшедшей улице. 

Сначала молчал. Посматривал то на меня, то на машины. И вдруг залаял. Но как! Такого в свой адрес город еще не слыхал! 

Борьба продолжается.

 

Граница на замке

Когда чешешь Снежку живот, всегда что-то приговариваешь:

– Вот мое пузо... теплое... ленивое... неголодное... для радикулита целебное... незаменимое...

Снег балдеет, я балдею, вот-вот усну.

Решил рассказывать сказки. Чтобы сюжет не отпускал, не давал клевать носом.

Чувствую, Снегу нравится: поднимает голову, прислушивается, вздрагивает, рычит, виляет хвостом, переспрашивает...

Любимая сказка – про Северную границу. Потому что север – это снег, снег – это Снежок. Оба белые. То, что надо для пограничной маскировки.

Итак, сказка.

Послали Снежка на север, в снега. В погранвойска. Для прохождения службы.

Дали ему проводника – сержанта Червоненко Андрея. С первого дня – полное взаимопонимание, словно всю жизнь вместе.

Сразу боевые дежурства. В дозоре Андрей отстегивал поводок. Снежок мгновенно исчезал, сливался со снегом.

– Ко мне! – кричал Андрей. 

Ждал, что выскочит из леса, а он из оврага. Ждал слева, а он – справа. Ждал издалека, а он давно рядом, у сержантских валенок. 

Обстановка на Северной границе была напряженная. Как положено. Неделю назад пограничники задержали нарушителя – Сержа Барбизона, по прозвищу Псих. Огромный, толстый, видно за километр. Пятый раз задержали, пятый раз отпустили. Живет на той стороне, в поселке, рядом с границей. Документы в порядке: психбольной, с детства на учете. Прописаны лыжные прогулки. Пошел в лес. Сломалась лыжа. Ночью заблудился...

Не понравился Снегу этот Псих. Слишком приметный для нарушителя. Многовато попадается. Как специально. Снег оскалился, хотел тяпнуть, Андрей еле удержал.

А на рассвете из Москвы – срочный факс: неделю назад совершено нарушение Северной границы. Кто и как? Неизвестно. Но факт налицо: кто-то прошел, пронес ампулы с вирусом гриппа «Д-35». Цель: заражение жителей города Верхнеколымска. Готовится новое нарушение. 

Сразу – граница на все замки.

В очередной дозор вышли сержант Червоненко со Снежком. И тут же у леса увидели следы. Нога – сорок семь, не меньше. Кто-то шел не таясь. 

Снег рванул по великанскому следу и через пару минут до­гнал... старого знакомого – Сержа Барбизона, Психа, со сломанными лыжами на плече.

– Стоять! Руки! – Андрей вскинул автомат. 

Псих не думал сопротивляться, только захлопал глазами: 

– Где я?

– На территории суверенного государства Россия! 

– Я есть ненормалный, – заученно сообщил Псих и потопал под дулом сержантского автомата.

Что-то беспокоило Снежка. Он метался между деревьями, насквозь пробивал сугробы, вынюхивал, прислушивался. 

– Думай! – Андрей все понимал.

На опушке Снег вдруг остановился, что-то услышал. Он коротко гавкнул и бросился в глубь леса.

– Действуй! Я догоню! – крикнул Андрей.

Снежок мчался по лесу, бесшумно вспахивал чистый, нетронутый снег. Впереди, метрах в пятидесяти, бежал на коротких лыжах человек в спортивном костюме, с рюкзаком за спиной. Снег скрытно, по дуге обежал его и с лаем выскочил наперерез. Тихонько хлопнул выстрел. Снежок увернулся и – нет его.

Дальше – цирк! Лыжник (это был Гарри Штайн, по прозвищу Снайпер) стрелял, но поймать цель не мог. Она возникала снежным завихреньицем, вьюжкой-завитушкой, то там, то здесь. И успевала громко гавкнуть. Это взбесило Снайпера. Он стал шпарить из пистолета-автомата по площадям. Ему казалось, что вьюжка-завитушка уже не одна. Что их много. Снайпер вертелся во все стороны, как в окружении. Лай вдруг прекратился. Вьюжки-завитушки исчезли. Но собака – он чув­ствовал это! – была где-то здесь. Снайпер закрыл глаза, включил внутреннее зрение. Когда-то, в диверсионном центре, он с завязанными глазами двумя выстрелами снял двух белок. С разных деревьев. Сейчас он палил впу­стую. 

Снежок взлетел, как маленькая ракета из секретной шахты, и намертво вцепился в руку Снайпера. Раскаленный пистолет-автомат зашипел в снегу. Снайпер попытался стряхнуть собаку, сбить, оглушить. Пустой номер! Тогда он левой рукой выхватил из-за пояса диверсантский нож и...

– Руки вверх! Бросай оружие! 

Это был сержант Червоненко Андрей во всей боевой красе.

По дороге на заставу отвязали от дерева Психа. Кончились его подлые делишки. Не сможет он больше отвлекать пограничников от главных нарушителей, вести по ложному следу. 

А у Гарри Штайна, Снайпера, в рюкзаке были ампулы с вирусом гриппа «Д-35». Для жителей города Нижнеколымска.

Сержанта Червоненко Андрея Богдановича наградили медалью «За отвагу» и почетным знаком «Отличный пограничник». Снежок получил звание «Отличная пограничная собака», дослужил до лета и демобилизовался.

Сейчас он дома, с родными. Но Северную границу не забывает. Ложится носом к входной двери. Уши вздернуты, как в дозоре. 

Дверь – граница. 

Мы – страна.

Спокойной ночи!

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-fontanchik.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы