Беседы у фонтана – №293

Под сенью струй

Василий Шимберев

КОВИД

Наука, как вы все знаете – не справилась. То есть, остаются только народные средства. Самогон с чесноком, не чокаясь – конечно же – да, но этого недостаточно! 

Например, при упоминании о ковиде – или ничего или только хорошее. Можно смеяться, но в меру и среди привитых. В лес можно уйти. Надолго и телефон отключить – иначе в лесу не выжить – замучают звонками из банка о том, что у вас все деньги под угрозой. 

Еще можно клин клином – к тёще в Саратов всей семьей. 

Как вариант – прикинуться оленем и через белорусскую границу – туда, а там спросят – откуда рога и почему Спутник-V? 

Можно собраться всем вместе и протестовать. Опять таки, где-нибудь в лесу. Просто молча постоять. Но без телефонов и недолго. И обязательно жену не забыть, а то рога, они и у нас рога, не только там! 

Самоизоляция – тоже неплохо, но тут одновременно и телефон, и телевизор и лес и опять таки, рога, потому, что у жены на все три ответа – рога, тёща из Саратова «до тех пор пока всё не закончится» или супружеский долг с процентами по курсу 90-х, когда только что поженились! 

Выбирайте! 

 

Евгений Микунов

Фразарий 

Северное сияние производит сильное впечатление на человека: по коже – мороз, по спине – иней.

Придет время, когда каждый забор будет иметь свою редколлегию.

«Главное, чтобы костюмчик сидел», – говорил заключенный, оставляя в камере костюмчик и вылезая в окно.

Если люди так часто теряют зонты, почему я еще ни одного не нашел?

Знаете, как нищие стесняются своих богатых родственников!

Как говорят ядерные физики – расщепляй и властвуй.

В армии с колена стреляют только те, кто уже подумывает о сдаче в плен.

Наша милиция настойчиво добивается, чтобы пьяные от любви валялись только под заборами загсов.

У Иванова дурная голова рукам покоя не дает. А вот Сидорову повезло – он футболист.

Некоторые судьи судят о других по себе – поэтому так много подсудимым и дают.

 

Валерий Антонов

Жребий

Фиалкин взглянул на часы. Минутная стрелка заметно приблизилась к часовой, предательски напоминая, что времени на решение практически не осталось. В повисшей тишине каждый «тик» и каждый «так» глухим набатом отзывались в его сердце. Но тяжелее всего было стоять на виду у всех, испытывая на себе груз вставшего перед ним мучительного, но неизбежного выбора.

«Взять время на размышление! Вымолить отсрочку – хотя бы до завтра… Или попросить помощь друга?» – смутная догадка из знакомой телевикторины посетила Фиалкина. Но вглядевшись в окружающие лица, он со всей очевидностью осознал: «Эти помогать не станут. Во всяком случае – бескорыстно». 

Обреченный лихорадочно порылся в кармане, ища мелочь. «Эх, была не была!» – подумал он и подбросил в воздух тепленькую пятирублевую монету. «Если выпадет орел…» – только мелькнула в голове спасительная мысль, как правая рука поймала серебристый кругляш на лету и прижала к левой ладони. «Орел или решка? Решка или орел? А вдруг?!.» – перебирал варианты несчастный, но так и не решившись узнать свой жребий, смущенно озираясь, вернул монету обратно в брюки.

В широком кармане рука вдруг обнаружила коробок спичек. «Это судьба! Она дарит мне еще один шанс!» – обрадовался Фиалкин. Шанс заключался в двух спичках – короткой и длинной. Именно их, стиснув пальцы, он поднес к очкам, пристально вглядываясь в набухшие серные головки: «Вытащу короткую – значит, нет! Вытащу длинную – придется смириться…» 

Но от напряжения его очки запотели, а глаза сползли к переносице. Фиалкин понял, что из этой затеи тоже ничего не выйдет. И тогда он повернулся к собравшимся и с надеждой спросил: «Кто угадает, в каком ухе у меня звенит?» 

В ответ зловещим шепотом прозвучало: «Или ты, скотина, немедленно отвечаешь, или я сделаю так, что ты у меня перестанешь и слышать на оба уха, и видеть на оба глаза. Прямо здесь, сейчас – и без наркоза…» 

Жертва в замешательстве заморгала ресницами: «А что я должен отве…» Но не успел он закончить фразу, как весомый аргумент в форме острого женского кулачка пришпорил его прямо в печень. 

– Уважаемый Кирилл Севастьянович! – вывел Фиалкина из раздумий зычный женский голос, который заставил на мгновение забыть о нестерпимой боли и слегка податься вперед. – Вы меня хорошо слышите? Я в третий раз повторяю свой вопрос: «Согласны ли вы взять в жены Людмилу Никаноровну Короедову?»

– Отвечай, сволочь! – прикрыв рот букетом, прошипела невеста. – Хватит резину тянуть. А то я тебе устрою вместо свадебной ночи Варфоломеевскую… 

Поправив на носу очки, жених еще попытался отыскать в свадебном букете хотя бы одну ромашку и погадать на ней, но таковых, увы, не оказалось. Там были сплошь розы и… шипы. 

И в этот момент он понял, что все, назад дороги нет. То есть от счастливой семейной жизни никуда не деться. 

 

Аркадий Вакуленко

Мужской портрет

Лицо сердитого
Мужчины
Покрыто слоем
М а т е р щ и н ы…

    

***

По Эйнштейну

Чем больше
Дров,
Тем реже
Лес.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-heart.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы