Детское время – №264

Фонтанчик

Сергей Махотин

Вы Семина не видели?..

Миша двигался к доске так неохотно и медленно, что, когда он наконец дошел, наступил второй урок.

– Слушаю тебя, – печально промолвила учительница физики.

– Стихотворение Пушкина «Зимнее утро». – так же печально отозвался Миша. – «Мороз и солнце, день чудесный…»

– Постой, что ты несешь? – удивилась учительница. – Какой мороз, какое солнце?! Ты правило буравчика учил или нет?

– Правило буравчика? – Миша растерянно хлопал глазами.

– С тобой все ясно! – сказала учительница. – Неси дневник.

Миша вздохнул и пошел к своей парте.

Он двигался так неохотно и медленно, что, когда он наконец дошел, наступил уже третий урок.

– К доске пойдет… – учитель географии открыл журнал. – К доске пойдет Сёмин. В прошлый раз мы говорили о Валдайской возвышенности. Покажи на карте, где она находится.

Миша двигался к карте так неохотно и медленно, что, когда он наконец дошел, наступил четвертый урок.

– Валдайская возвышенность… – начал он, тыкая указкой в пластмассовый скелет.

– Какая еще Валдайская возвышенность?! – удивилась учительница биологии. – О чем я только что рассказывала? Повтори.

Миша задумался. Он думал так неохотно и медленно, что очнулся лишь когда из класса, шумя и толкаясь, стали выбегать одноклассники.

«Обед!» – догадался Миша, и направился в столовую.

Ел он долго. Сначала щи. Потом сосиски с вермишелью. Потом пил чай со сдобной булочкой.

Время от времени ему слышались какие-то посторонние звуки, звонки, крики: «Каникулы!»

Миша допил холодный чай, встал и двинулся в свой класс.

– А, Сёмин! – остановила его в пустом коридоре классная руководительница. – Давно тебя не видела. Одноклассники твои меня навещают. Такие молодцы! Слава Лейкин писателем стал. Игорь Лепихин – артистом. А у Курочкина с Лисовой двойняшки родились, обе рыженькие. Ты заходи почаще, – кивнула она на прощание.

Миша понял, что уроки кончились, и пошел домой.

По пути он то и дело останавливался, вспоминал правило буравчика, повторял про себя стихотворение Пушкина и пытался представить себе Валдайскую возвышенность.

Он шел так медленно, что я начал зевать, и непременно заснул бы, если б не поставил в этом месте точку.

 

Анна Игнатова

Леший сватается

Леший сватался к Русалке –
Собирался два часа!
Лепестки лесной фиалки
Понатыкал в волоса.

Бороденку на иголки
Модным образом завил,
Полчаса в шкафу на полке
Галстук-бабочку ловил...

Разрумянился от сборов,
Раскраснелся, как мангал,
И с букетом мухоморов
Прямо к речке зашагал.

– Принимай, – кричит, – Русалка,
С пылу с жару жениха!

А она в ответ, нахалка,
Хи-хи-хи да ха-ха-ха.

Посмотрел жених с тоскою...
Свой букет к груди прижал...

Обозвал ее трескою
И к кикиморе сбежал!

 

Дачное

Огородник, встав с кровати,
Сразу тянется к лопате.

Чайник только закипает –
Он вовсю уже копает.

На спине рубаха взмокла –
Но зато какая свёкла!

Спину гнёт, изнемогая, –
Но зато морковь какая!

Чёрный, словно Мефистофель, –
Но зато какой картофель!

…………………………

Огород почти полит…
Но какой радикулит!! 

 

Верное средство

Пусть на море волны с дом!
Пусть я плаваю с трудом.
Утонуть я не могу –
Я в спасательном кругу.

Я в спасательном кругу
И сижу на берегу.

 

Не в яичнице счастье!

Походкою решительной,
надев концертный бант,
Пришел на кухню папа –
певец и музыкант.

Он жарил нам яичницу!
Что может быть чудесней?
Пускай она сгорела…
Зато сгорела с песней!

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-april1.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы