Детское время – №263

Фонтанчик

Сергей Махотин

В этом все дело!

– В этом все дело! – во весь голос заявил Юрка посреди урока.

Все на него уставились. А Лидия Яковлевна, конечно, сразу же вызвала к доске. Но Юрке повезло – мел кончился. 

– Одна нога здесь, другая там, – сказала Лидия Яковлевна. 

Юрка выбежал из класса.

«Там» его другая нога гуляла долго. Когда обе ноги снова встретились, до конца урока оставались секунды. Юрка пристроил у доски новенький брусочек мела и улыбнулся во весь рот.

Грянул звонок.

На перемене я спросил:

– Ты что имел в виду? Что за дело, какое?

– Ты о чем? – не понял Юрка.

– Ну когда ты крикнул на весь класс: «В этом все дело!» В чем в этом?

– Ах, да! – он почесал за ухом. – Какая-то интересная мысль мне пришла. Забыл какая. 

– Ничего себе – забыл! Ты в тот момент как будто открытие сделал. Я прямо вздрогнул от твоего голоса. Вспомни!

– Не получается, – Юрка покачал головой.

– Как можно забыть! – рассердился я. – Если ко мне мысль приходит, я ее до вечера не забываю.

– Так то одна, – возразил Юрка. – А у меня их знаешь сколько сразу?

– Сколько?

– Три. Или пять. Когда как.

– Подумаешь! – хмыкнул я. – Что толку, если ты их в голове не держишь!

– Важные держу, – не согласился Юрка. 

– Ну и о чем важном ты на уроке думал?

– Вызовут или не вызовут.

– Тоже мне – важная мысль! Она у всех в голове. 

– Погоди. Это одна только мысль. Еще я думал о том, развалится ли школа, если на нее метеорит упадет. 

– Наша не развалится, она кирпичная. А двести третья развалится. С нее уже и так штукатурка сыплется. 

– Ну не знаю, не знаю… Еще я думал, кем Лидия Яковлевна была в прошлой жизни.

– И кем?

– С уверенностью сказать не могу. Скорее всего, кроликом.

– Кроликом?

– Она, когда морщится, носом вот так поводит, – Юрка засопел и смешно задвигал ноздрями. 

Я засмеялся и сказал:

– Выдумки это все про прошлую жизнь. Ты что, правда в это веришь?

– Конечно, верю. От фактов не уйдешь.

– От каких таких фактов?

– Недавно по телеку фильм шел. Про Моцарта. И как музыка заиграла, Пират сначала заскулил, а потом залаял прямо в экран. На рок и всякую попсу он так не реагирует. Просто ложится и уши лапами закрывает. 

– Ну и о чем это говорит?

Юрка понизил голос:

– Я подозреваю, Пират был когда-то композитором Сальери. Тот Моцарту страшно завидовал и даже, говорят, отравил его. Это я уже потом узнал.

Мне стало как-то не по себе, что дома у Юрки живет отравитель Моцарта. Я даже забыл, о чем мы спорили. Но Юрка сам напомнил:

– Так, это третья была мысль. Четвертая ко мне пришла, когда уборщица зачем-то в класс заглянула и снова закрыла дверь. Помнишь?

– Нет, не помню.

– Есть примета: если кто-то на что-то решился, а потом передумал, другие могут ни за что ни про что пострадать. 

– Ты еще и в приметы веришь?

– Гляди, гляди! – вдруг закричал Юрка, тыкая пальцем в окно.

Я обернулся. На улице бушевала настоящая метель. Жестяной подоконник шевелился и громыхал под порывами ветра.

– Я же говорил! – ликовал Юрка. – А я без шапки пришел! А ты сомневался!

– Ну а пятая, пятая мысль какая? – не сдавался я.

– Не помню… Слушай, Вадька, ты сегодня придирчивый какой-то. Вспомню – скажу. 

И тут я подумал: чего это я, в самом деле, к Юрке придираюсь? Он же уникальных способностей человек! Столько мыслей сразу к нему приходит! Мне городиться им нужно. Не у каждого есть такой друг. В этом все дело! 

 

Николай Боровков
 

Стихи об упрямых родителях

Я играть хочу, а мама
Говорит: «Ложись в кровать!»
Утром спать хочу, а мама
Говорит: «Пора вставать!»

Я гулять хочу, а папа
Говорит: «Иди домой!»
Рисовать хочу, а папа
Говорит мне: «Руки мой!»

Я хочу смотреть рекламу, –
Говорят: «Учи стихи!»
Я хотела стать, как мама, –
Говорят: «Не тронь духи!»

Этот папа, эта мама –
Удивительный народ.
Говорят они упрямо
Все всегда наоборот.

Я порою еле-еле
Их капризы выношу.
Разве трудно, в самом деле,
Сделать так, как я прошу?

 

Сочиню-ка я стихи!

В голове моей ужасно
Много всякой чепухи.
Чем баклуши бить напрасно,
Сочиню-ка я стихи.
Пустяковая работа,
Лишь была б на то охота:
Рифмы – всюду, знай бери!
Начинаем. Раз, два, три!
Вижу чайник –
Он начальник.
Вижу вазу,
Пишем: «сразу».
Взял щенка –
Пишу: «рука».
К слову «стенка»
Рифма «пенка»,
«Ложка» – «крошка»,
«Чашка» – «Сашка»,
Если «блюдца» –
Значит, «бьются»,
Слов – гора до потолка!
«Гнутся», «мнутся» и «смеются»…
А когда ж стихи начнутся?
И с чего они начнутся?
Не придумал я пока.

 

Хитрый крот

Хитрый Крот пришел к врачу,
Говорит: «Очки хочу.
Под землею без очков
Я не вижу червячков».

Врач сказал: «Послушай, Крот,
Не смешил бы ты народ.
У меня очки не те,
Чтобы видеть в темноте».

Но упрямо Крот врачу
Говорит: «Очки хочу!»

Выдал врач очки Кроту,
Тот спустился в темноту,
В темноте надел очки –
Рассмеялись червячки.

Хитрый Крот услышал звук
И поймал пятнадцать штук.

 

Крокодил

Раз домой я пришел
И записку нашел,
Что ко мне приходил Крокодил.
«Просидел целый час»…
Вот так раз! Я как раз
В этот час к нему в гости ходил. 

Я к нему прихожу,
На диване сижу,
Ем конфеты, а он не идет,
Потому что как раз
У меня в этот час
Он меня с нетерпением ждет.

Я конфеты доел
И сказал: «Вэри вэл», – 
Карандаш и бумагу достал,
Написал: «Крокодил!
Это я заходил,
Сожалею, что Вас не застал».

И домой я пошел,
Там записку нашел
И подумал: «Какой он чудной! –
Целый час просидел,
В телевизор глядел,
А конфеты не съел ни одной».

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-muhomor.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы