Записки на чем попало

Уходящая натура

Георгий Голубенко

Великий режиссер маленького театра марионеток Резо Габриадзе гуляет вместе со мной по одесскому Староконному рынку, где, как известно, можно купить все что угодно.

– Понимаешь, – говорит Резо, – у меня в Тбилиси очень хорошая мастерская. Просто замечательная. Только сильно холодная. То есть куклам еще ничего, а я все-таки чувствую... Поэтому мне бы найти какой-нибудь теплый жилет... Вот примерно как этот.

– Извините, мадам, – обращается он уже к женщине, стоящей за прилавком. – Я бы не мог посмотреть вон тот жилет?

– А чего на него смотреть? – удивляется торговая дама. – Я вам и так говорю, что это как раз то, что вам нужно. Платите и забирайте.

– Нет, я понимаю, что это наверняка то, что мне нужно, – говорит интеллигентнейший Габриадзе, но мне все-таки хотелось бы рассмотреть...

Перестаньте! – обрывает его продавщица. – Вы меня что, не расслышали? Так я вам опять говорю: это именно та вещь, которая вам необходима. Или мне вы уже не доверяете?!

– И все-таки, настаивает Резо, – мне хотелось бы взглянуть, это жилет на меху или не на меху.

– Посмотрите на этого мужчину! – обращается дама уже ко всему базару. – «Жилет на меху», «жилет не на меху»... Последний раз говорю вам: это именно тот жилет, который вам нужен! Вы же с Кавказа?

– Да.

– Это бронежилет!

 

*

 

Яша Левинзон, живущий в Израиле, часто приезжает в Одессу на съемки и привозит мне чай без кофеина. У нас почему-то такого нет.

Недавно звонит по телефону:

– Как живете? – спрашивает.

– Хорошо, – говорю, – живем.

Вот только воду почему-то нам отключили. Третий день уже нет.

– Ничего, – успокаивает меня Яша. Заварку я же тебе из Израиля уже привозил? Так теперь буду привозить еще и кипяток.

 

*

 

Житель города Уступинска, десять лет не встававший с инвалидного кресла, был привезен разбогатевшими родственниками на излечение в Израиль.

Местные хирурги сделали ему уникальную, может быть, единственную в своем роде операцию – и чудо произошло. Больной начал ходить! Сначала с двумя палочками, потом с одной, а потом и вообще без помощи посторонних предметов.

Затем он несколько недель путешествовал по Израилю, осматривал достопримечательности. Чувствовал себя прекрасно. И только в последний вечер перед отлетом на родину слегка простудился, прогуливаясь по тель-авивской набережной.

– Ну как тебе наша страна? – гордо спросили его израильтяне перед посадкой в самолет.

– Страна как страна, – отвечал гость, сморкаясь в подаренный ему носовой платок.

– Бывают, наверно, и покрасивше. А вот медицина у вас точно хреновая. Приехал больной – и уезжаю больной!

 

*

 

Встретил в Германии одного знакомого. Когда-то в Одессе он занимался филологией.

– Ну и как ты туг? – спрашиваю.

– Ничего, – отвечает. – Живу не хуже других. Вот только работу никак не найду. Открылась тут недавно вакансия грузчика, и я уже почти получил это место, но оказалось, что нужно знание компьютера.

– Зачем? – удивился я. – Для чего это грузчику знание компьютера?

Понятия не имею, – отвечает он. – Может быть, для того, чтобы, когда скажут: «Иди грузи компьютер» – я знал, что грузить...

 

*

 

Он известный одесский бандит. Он стоит в Нью-Йорке в центре Манхэттена и, восторженно глядя по сторонам, говорит:

– Какая, блин, страна! Какая страна!.. Остаться бы здесь, устроиться на работу... Говорят, в Америке больше всего зарабатывают адвокаты и гинекологи. Ну, судя по тому, что я в Одессе всю свою жизнь имел дело с законом, быть адвокатом мне, конечно же, ближе. Хотя, с другой стороны, судя по тому, куда я всю свою жизнь этот закон посылал, могу быть и гинекологом...

 

*

 

Хозяйка небольшой туристической фирмы в Нью-Йорке, бывшая одесситка, показывает нам журнал, в который уже много лет записывает свои разговоры с клиентами, тоже бывшими одесситами.

 

Клиент:

– Скажите, пожалуйста, сколько стоит в вашем круизе каюта с окном?

– Четыреста долларов.

– А без окна?

– Двести.

– А нельзя заплатить как за без окна, но чтоб было с окном?

– Нет.

– А если я скажу, что не буду им пользоваться?

 

Клиентка (по телефону):

– Скажите, пожалуйста. Ему шесть лет. Он может лететь один в Тель-Авив?

– Нет, конечно!

– А почему?

– Сами подумайте: ну как же это вы сможете отпустить шестилетнего ребенка одного лететь через океан?..

Какая же вы после этого мать?!

– Э... Э... Минуточку, уважаемая! Какого ребенка?! При чем здесь ребенок?.. Это собака!

 

Хозяйка агентства (пытаясь разобраться с документами глубоко престарелой посетительницы):

– Я что-то не понимаю, уважаемая: паспорт у вас на одну фамилию, анкету вы заполнили на другую, подписываетесь третьей...

Старушка:

– А что же тут непонятного? Просто у меня было много мужей. Подписываюсь я фамилией последнего мужа, анкету заполнила на фамилию предпоследнего, а в паспорте у меня фамилия, по-моему, одного из первых...

Хозяйка:

– Ну хорошо. Допустим. А билет-то вам на какую фамилию выписывать?

– Выписывайте на девичью.

– А девичья у вас какая?

И та у нее спрашивает:

– Сейчас?

 

Мы листаем этот журнал и наконец натыкаемся на совершенно изумительный документ: факс, который сотрудник агентства, работающий на Украине и принимающий там группы туристов с Брайтона, прислал в свой нью-йоркский офис. Факс этот следующего содержания: «Что касается культурной программы в Житомире, можем предложить поездку в Бердичев».

 

*

 

Одесса. Приморский бульвар. Дородная дама рассказывает своей более молодой знакомой.

– Мне было тогда семнадцать лет! Я была чиста и невинна. Но разве этого негодяя это остановило?!

– Неужели он воспользовался вашей невинностью? – ужасается соседка.

– Наоборот! – возмущается дама. – Я же вам говорю: не остановило! То есть, несмотря на все мои вышеперечисленные достоинства, столь притягательные для любого нормального мужчины, этот негодяй бежал от меня дальше, чем видел!..

 

*

 

Осень на Дерибасовской. В Городском саду несколько художников и несколько нищих. Ко мне подходит старушка. Из-под того, что когда-то, по-видимому, было шляпкой, блестит непобедимый одесский глаз.

– Молодой человек, вы не моли бы помочь мне материально? Видите ли, дело в том... Хотя что я вам буду рассказывать... Вы же сами все понимаете...

Конечно, я понимаю. Конечно… Я лезу в карман и достаю из него все, что там есть. А именно – одну гривню. Она берет и уходит.

Через какое-то время подходит опять.

– Мадам, – говорю я ей, – но ведь я вам уже дал!

– Да, – говорит она, – конечно... Просто я тут посмотрела на ваше пальто... Простите, вам не кажется, что вы мне дали чересчур много?

– Ну что же теперь делать? – спрашиваю я.

– Да ничего, – отвечает она. – Просто я принесла вам сдачу…

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-pingwin.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы