Геннадий Попов: Деталька для Саши

Соло на бис!

Саша Володарский и сам беспокойный, и другим покоя часто не дает. Сравнительно недавно он умудрился так задергать меня своими бесконечными просьбами-заданиями, что мне в целях избавления от стресса нужно было либо лечь на месяц-другой в клинику неврозов, либо совершить цикл пробегов по двору с ножом и с криками: «Убью, суки! Я нервный, я за себя не отвечаю!», либо, чтобы обрести душевное спокойствие, излить свои переживания на бумаге, написав о Саше рассказ. После долгих раздумий и сомнений остановился на последнем варианте. Тем более что и Андрей Мурай, снимая с моей шеи веревку, посоветовал: «Что ты нервничаешь, возьми и напиши лучше о нем рассказ, хоть гонорар какой-нибудь получишь». Что я и сделал – написал и получил. Это был тот редкий случай, когда от Мурая была хоть какая-то реальная польза.

Выплеснув тогда свои переживания на бумагу, я успокоился, решив, что тема закрыта, и на какое-то время от поползновений Володарского распоряжаться моим временем я себя избавил. Но, как вскоре выяснилось, сила печатного слова была мною сильно переоценена. 

Саша позвонил (напомню, что он живет в Киеве), начав с безобидного вопроса о моих делах. Его тон мне сразу не понравился – какой-то он был вкрадчиво-приторный, отвлекающий от главного. Последующее развитие событий подтвердило небезосновательность моих подозрений. 

– У меня тут стиральная машинка сломалась, – не дождавшись ответа о моих делах, Саша резко перешел к своим.

– Я не умею ремонтировать стиральные машинки, – напомнил я, если он вдруг забыл, что со своей технической специальностью, связанной с автоматизацией металлургического производства, я распрощался уже давно, практически сразу же после окончания института.

– Знаю, – вздохнул Саша.

– И не собираюсь учиться, – предупредил я на тот случай, если в его планы входит уговорить меня пройти ускоренные курсы по ремонту бытовой техники. 

– Да там пустяк, – стал успокаивать меня Саша, – деталька ерундовая сломалась, нужно просто заменить.

– Ну так замени, – посоветовал я, демонстрируя свою способность давать иногда при необходимости вполне практичные и своевременные советы.

– В том-то и дело, что я обежал все мастерские – в Киеве нигде таких деталек нет.

– Ну?

– Может, в Москве есть.

– Что за деталька-то?

– Сейчас я тебе вышлю по электронке ее подробное описание.

Полученное мной описание было действительно подробным, приведу, чтоб было понятно, лишь небольшой отрывок из него: «…сломалась маленькая пластмассовая деталька, которая крепится к круглой дверце люка, через который загружается белье. Такие детальки похожи на гнезда, их две – одна сверху, другая снизу. Они прикручиваются к дверце, а в их отверстие входит ось петли. То есть крышка машины на них вращается на осях. Сломалась верхняя деталька (они зеркальны)…»

– Саша! – орал я. – Ты предлагаешь мне обзванивать все московские ремонтные мастерские и зачитывать это твое описание!? Меня же пошлют и будут правы! Как она хоть называется!?

Саше мой вопрос, судя по его реакции, показался откровенно дурацким.

– Откуда я знаю, как она называется? – удивлялся он. – Если тебе будет легче, могу ее сфотографировать и выслать фото.

Через пару дней я получил по электронной почте фотографии этой детальки. Фотографий было десятка два-три. Но дело даже не в их количестве. А в том, с какой трепетной любовью и вдохновением они были сделаны. Чувствовалось, что в каждую из них Саша вложил свою душу. С такой любовью, помню, я фотографировал когда-то свою маленькую дочь. Было очевидно, что в нем долгие годы скрывался настоящий фотохудожник. Композиции с деталькой были выполнены безупречно, на высоком художественном уровне. Поражало разнообразие и нетрадиционный подход. Деталька была запечатлена на самых разнообразных фонах во всех видах и ракурсах. Не каждая мировая фотомодель может похвастаться таким богатым портфолио. Все фото я распечатывать не стал, ограничившись десятком цветных фотографий, которые я и раскладывал веером перед мастерами, обегая сервисные центры. 

Розыск нужной Володарскому детальки занял у меня несколько дней. Надо отдать должное Саше: он не устранился, а принимал активное участие в ее поиске. Каждый вечер он звонил мне, спрашивал, как продвигаются дела, давал полезные советы. Так, он порекомендовал мне купить проездной билет, чтобы дешевле было ездить, и посоветовал быть понастойчивей в мастерских: «А то они там особо разбираться не будут, скажут, что нет, чтобы не искать и лишний раз не рыться, знаю я их».

На четвертый день мне повезло – в очередной мастерской Сашину детальку признали: «Кажется, есть у нас такая, сейчас посмотрю», и мастер надолго скрылся в подсобном помещении. В ожидании я с трудом сдерживал себя, чтобы от волнения не закурить, хотя и расстался с этой вредной привычкой лет десять тому назад. Наконец он появился. Я тщательно сличал принесенную мастером детальку с изображением на фото. Они были очень похожи, почти идентичны, но маленькая разница все же была.

– Вот, – показывал я мастеру, – вот здесь этого углубления нет, а на фотографии есть.

Мастер старался убедить меня в том, что это та же деталь, что и на фото, и даже еще лучше – она подходит для нескольких марок стиральных машинок.

– Саша! – орал я, позвонив со своего мобильного в Киев. – Я нашел почти такую же детальку, только там нет небольшого углубления! Но меня уверяют, что она подойдет к твоей машинке! Брать или нет?! Она не дешевая!

– Гена, ты не волнуйся! – успокаивал меня Саша. – Ты бери! А если не подойдет, мы ее вернем обратно! Цена пусть тебя не волнует, деньги ты можешь снять с моей сберкнижки!

Дело в том, что Саша оформил в Сбербанке на меня доверенность, по которой я мог получать за него поступавшие туда его гонорары. «Гена, ты всегда можешь брать деньги, если они тебе вдруг потребуются», – щедро разрешал Саша. Правда, пока ни разу такой возможности мне не представлялось – как только деньги поступали на счет, он тут же просил отправить их ему.

Купив детальку, я в раздумье стоял на улице. Дело в том, что поезд в Киев, с которым я должен был отправить детальку, уходил только вечером, в моем распоряжении было что-то около семи часов, нужно было их как-то провести. Ехать из центра домой в Ясенево, потом возвращаться тоже не очень хотелось. Нужно было любыми доступными способами убить время. Около часа я потратил на попытку снять деньги с его счета – в банке была приличная очередь, а денег на счету не было. Оставалось еще пять часов. Пошел в кафе пообедать – было невкусно и дорого. Потом, чтобы как-то провести остановившееся время, шлялся по жаре по улицам. Чтобы скрасить свое блуждание под озверевшим солнцем, съел три порции мороженого, несколько раз заходил в попадающиеся кафешки выпить чашку кофе. Старался не думать о том, что Сашина деталька обходится мне совсем не дешево и что в редакции мне нужно было срочно сдавать материал. На вокзал приехал за час до отхода поезда. К счастью, состав уже был подан. 

– Что это за штуковина? – допытывался проводник, бесцеремонно вертя в руках добытую с таким трудом драгоценную детальку.

– Осторожно, не сломайте! Это запасная часть к стиральной машинке.

– Надо же! Что только люди не отправляют… А что, и такой ерунды в Киеве нет?

– Нет. 

– Газа нет, запасных деталей нет, – констатировал критически настроенный проводник. – О чем только наше правительство думает? Все от Москвы зависим. А вы ведь ничего бескорыстно не делаете. 

– Не делаем, – вынужден был согласиться я. Хотя, что касается детальки, то мог бы и поспорить.

– Ну вот, а я что говорил, – махнул от безысходности рукой проводник. – Только на словах эта наша незалежность.

На следующий день я позвонил Саше, чтобы узнать, все ли в порядке, получил ли он детальку.

– Что? – переспросил Саша, не понимая сначала, о чем это я. – А-а, да, эта хреновина, все нормально, подошла, стиральная машинка работает. Хорошо, что я утром на вокзал Аню отправил. Представляешь, проводник ей говорит, когда она с ним рассчитывалась: «Мало даете», а она ему: «Так я и беру мало». Молодец, да? Остроумно ответила. Хорошо, что я догадался ее отправить, а то мне рано вставать бы пришлось, да и содрал бы с меня проводник больше.

Через несколько дней Саша мне снова позвонил:

– Привет! Слушай, у меня тут холодильник сломался…

– …Э-э-э… ы-ы-ы… – я чувствовал, как мне реально становится плохо, появился холодный пот и участилось сердцебиение.

– Да ладно, пошутил я, – в ухо мне бил громкий заливистый Сашин смех, чувствовалось, что он в восторге от своей шутки. 

– Ну и шутки у тебя, – проворчал я. – Впрочем, не шутки – не лучше.

Хорошо было слышно, как на том конце провода Саша заходится со всхлипами от смеха. Смеялся он так заразительно, что у меня на лице появилось тоже что-то похожее на улыбку.

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-sharovar.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы