Моя фамилия

Без рубрики

Геннадий Попов

У распространенных имен и фамилий есть свои плюсы. Их владельцу гораздо легче, совершив преступление, скрыться от правосудия, затерявшись среди тысяч своих однофамильцев. Правда, на этом плюсы заканчиваются и начинаются сплошные минусы. Обладателю распространенной фамилии легче стать жертвой всяческих неприятных недоразумений и нежелательных путаниц: то его денежный перевод придет не ему, то наоборот – он получит чей-то штраф, то куда-то по ошибке вызовут, то опять по той же ошибке куда-то не пригласят, то его примут за другого, то другого примут за него… Многое из перечисленного я испытал сполна на собственном опыте. 

В школе, где я учился, Поповым был, естественно, не я один. В параллельном классе учился тоже Попов и тоже, что удивительно, Геннадий, мой полный тезка. И все бы ничего, будь он прилежным учеником, примером для других. Но он отличался совсем не мирным характером и скверным поведением. Из-за чего частенько приходилось страдать мне. То из-за его очередной выходки вызывали по ошибке в школу моих родителей, то вдруг на меня набрасывались учителя и тащили в кабинет к директору, и только после нескольких минут оскорблений и угроз вдруг выяснялось, что их гнев обрушился на невинного. За эти минуты я успевал испытать на себе всю школьную воспитательно-репрессивную систему. Радости такие проработки мне, естественно, никакой не приносили, оставляя каждый раз чувство незаслуженной обиды и прохладное отношение к однофамильцу. Поэтому однажды, когда, наоборот, беспощадный преподавательский гнев по ошибке обрушился на него – уже за мою хулиганскую выходку, то я по этому поводу не сильно переживал, а отнесся к этому как к справедливому возмездию. 

Всяческие недоразумения, связанные с моим распространенным именем, сопровождали меня всю жизнь. 

Как-то, являясь в то время сотрудником одного московского научно-исследовательского института, я случайно наткнулся на сообщение в городской газете о неком Геннадии Попове, тоже работнике одного из московских НИИ, совершившем какое-то – уже забыл какое – преступление. И хотя лично ко мне это не имело никакого отношения, помню, что было жутко неприятно. 

Недоразумения, связанные с моими именем и фамилией, и позже доставляли мне немало неприятных минут.

Например, когда я работал редактором в газете, позвонили из Швейцарии, просили сообщить номер моего счета для перевода гонорара за мои рассказы, включенные в вышедший там сборник. И в самый последний момент, когда я уже считал себя законным владельцем неожиданно свалившегося гонорара, выяснилось, что это не мои рассказы. Меня перепутали то ли с Евгением Поповым, то ли с Валерием. Пришлось радоваться за кого-то из них.

Досадные ошибки лишали меня не только денег, но и славы. Выступающая в Театре эстрады Клара Новикова, на чей творческий вечер мы пришли с Вадимом Жуком – актером, режиссером и поэтом, со сцены заметила нас: 

– Я рада, что здесь в зале присутствуют мои друзья: Вадик Жук…

Вадик встал и поклонился.

– … и… – продолжала Клара.

Я вскочил и стал кланяться направо и налево. 

– …Валерочка Попов, – неожиданно для меня закончила Клара.

Слава прошла мимо, грубо толкнув меня.

Но были и более обидные случаи.

Позвонили из редакции журнала и спросили разрешения опубликовать мои рассказы. Я был не против, несмотря на их незначительные гонорары. В скором времени они любезно прислали мне журнал. Я, привыкший к любым неприятным сюрпризам, с опаской раскрыл его: вроде бы все верно – имя и фамилия мои, фотография тоже моя. Но рано я радовался: оказалось, что сами рассказы были чужие. Уж не знаю, кому было более неприятно: мне или их автору. В редакции извинились вскользь: мол, бывает и хуже. Спорить не буду.

Вот еще один случай. Как-то во время разговора мой товарищ поинтересовался у меня, не моя ли книжечка выходит в серии «Библиотечка «Огонька». И пояснил:

– Купил вчера журнал, там были фамилии авторов, чьи книжечки выйдут в ближайшее время. 

– Ну и?

– Там среди них есть В. Попов.

– Чтоб ты знал, – заметил я раздраженно, – я – Г. Попов.

– Знаю, – стал оправдываться товарищ, – просто подумал: вдруг ошибка.

– Таких ошибок не бывает, – объяснил я, – написано «В. Попов» – значит, В. Попов, – и закончил этот разговор.

Но сомнение в меня закралось. Предположение товарища насчет ошибки преследовало меня несколько дней. Наконец, чтобы покончить с этим, решил позвонить в редакцию. Пусть буду выглядеть полным идиотом, зато не будут преследовать дурацкие надежды.

Позвонил, представился и:

– Там у вас публикуются анонсы книжечек «Библиотечки»… Там среди авторов есть В. Попов… – Я чувствовал себя идиотом полней некуда и уже жалел об этом звонке. – Это действительно В. Попов или… это… я, Геннадий?

– Да вы не волнуйтесь, – успокоил меня редактор «Библиотечки», – это вы.

– Я?! – ошалел я. – А почему В., я же… это… вроде бы Г.?

– Ошибка, – пояснил редактор. Объяснил, что он дал правильные данные, а напутали где-то в издательстве.

Я решил идти до конца:

– А в самой книжке буду я… или… это… В. Попов?

– Да нет, что вы! – редактор даже удивился такому моему дикому предположению. – Конечно, вы. – И после небольшой паузы: – Надеюсь, что вы.

– Надеетесь? – я был обескуражен.

– Да я почти уверен, что вы, – попробовал меня успокоить редактор. – Вот и фотография ваша, которая должна быть на обложке, лежит тут передо мной.

– Моя? – удивился я. – Но вы же меня никогда не видели.

– Ну, я надеюсь, что ваша.

Редактор просто источал оптимизм. И я тоже стал надеяться.

Слава Богу, все закончилось благополучно. В самой книжечке было все как положено.

С моей книгой, готовящейся к выпуску в другом издательстве, тоже было не все гладко. Когда мне прислали на вычитку ее верстку, то я запнулся уже на анонсе. В нем говорилось, почему нужно читать эту книгу, и немало лестных слов было в адрес ее автора – некоего Владимира Попова. Может, этот Владимир и действительно заслуживал всех этих слов, но к моей книге он не имел никакого отношения. С этим я и позвонил в редакцию.

– Видите, как хорошо, – обрадовался редактор. – Хорошо, что вы заметили ошибку. – И пообещал: – Мы обязательно заменим Владимира на Геннадия.

Тогда я на всякий случай попросил выслать мне по интернету обложку книги. Редактор попытался убедить меня в ненужности этого. Во-первых, есть технические проблемы, во-вторых, обложка уже утверждена и никто ее менять не будет, а в-третьих, ну там-то какие могут быть ошибки. Но я все же настоял на своем. И, как выяснилось, правильно сделал. На обложке в качестве автора был обозначен какой-то тип с моей фамилией, но с дурацким именем ГеннаЛий. 

Я снова позвонил в издательство.

– Видите, как все замечательно, – искренне радовался редактор. – Хорошо, что мы вовремя обнаружили ошибочку.

Мне ничего не оставалось, как разделить его радость.

Несмотря на все негативные моменты, есть у всех этих путаниц и положительная сторона. Они приучили меня не расстраиваться по пустякам. И ко всем недоразумениям с моими именем и фамилией я отношусь спокойно и с юмором.

Засим, остаюсь для возможных читателей этого рассказа... не волнуйтесь, я все помню... Геннадием Пановым...

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-music.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы