Кошачий наполнитель

Исповедь неизвестного

 

Бизнес-план

Евгений Попов

Как быстро спешит время, товарищи! Кажется, только на прошлой неделе я был ребёнком, позавчера свирепствовала советская власть, вчера объявили перестройку, а сегодня – вот он я, снова сижу, как какой-нибудь лорд, в предбаннике лондонского аэропорта Хитроу, обу­тый в башмаки английской фирмы «Кларкс», дую из узкого стакана пиво «Гиннес» за фунт восемьдесят и дожидаюсь самолета нах Москау, как сказал бы Гитлер, которого мой папаша остановил под Москвой в составе других бойцов, за что имел звонкую медаль, но помер в нищете и условиях тоталитаризма.

Я же пошёл другим путём. Много было у меня коммерческих и иных приключений: двухэтажный дом на Чудском озере, где я сделал евроремонт, предназначенный для гостиницы, у меня спалили неустановленные лица, первая и вторая жена оказались нечестными женщинами, месяц август 1998 года, известный всему прогрессивному российскому человечеству под именем дефолт, заставил меня пересесть с «мерса» на «жигуль-пятёру», отчего я временно впал по жизни в сильную мрачность, тем более что третья, хорошая жена от меня как раз в это время опять временно ушла, чтобы вернуться. Детей у нас не было, зато имелась горячо любимая кыся с простым именем Мурка, потому что я вышел из народа и не собираюсь этого скрывать.

Привычка, как я люблю говорить, вторая натура. Вот я и за­ехал по привычке стылой осенью-1998 в тот самый знаменитый магазин на Лубянской площади города Москвы, что расположен в аккурат напротив бывшего центрального здания КГБ, грозной организации, которая теперь по случаю демократии называется ФСБ, равно как и наша страна СССР носит теперь (всё по тому же случаю) исконно гордое имя Российской Федерации и снова имеет хороший гимн.

Однако совершенно не тот это был магазин, о котором вы сразу же можете подумать – кто прожил в столице всю свою сознательную и бессознательную жизнь под разными режимами и вождями. Не тот знаменитый гастроном «Седьмое небо», где при коммунистах «отоваривали заказы», а теперь торгуют дорогими продуктами, не взирая на лица и чины. Это был и есть тот самый магазин, где всё продают для собак, котов, кошек и других животных, имеющих богатых, но добрых хозяев. Там можно приобрести специальные мисочки для кормления ваших четвероногих друзей, искусственные кости, клетки, плётки, ошейники, намордники, палки и другие полезные предметы.

Вот и я – хотел по привычке купить кипрскую глину-наполнитель для кошачьего нужника, а вышел из магазина совсем мрачный: кусалась та глина и царапалась ценою, не по карману она стала новому русскому бедняку... Куда теперь будет писать его кыся, привыкшая к импорту, а не к песочку?

Сел я в свою «пятёру» и призадумался, не зная, кого бы теперь обругать по матери за всё это. Но тут суются в моё водительское окно рыла двух молодых людей развратной наружности с кольцами в носу, сопровождающих такой же наружности татуированную розой девицу в синих очках. И предлагают мне отвезти их в отдалённый район Троице-Лыково, где живёт Александр Исаевич Солженицын. То есть они не к Солженицыну, разумеется, просили их отвезти, а на какую-то другую дачу рядом. Просто по ходу дороги за прочим разговором выяснилась и эта любопытная подробность нынешнего московского бытия: среди простых людей живёт великий скромный человек, которого знает даже последняя урла, отзываясь с уважением и гордостью соседства.

А я тогда был тоже шибко гордый ещё, не познав окончательно главного закона развития капитализма в России – упал-отжался. Отчего и хотел сначала обругать по матери своих будущих клиентов (не хватало мне ещё на старости лет чтоб всяких козлорожих с сиповками возить, хоть и по случаю дефолта), но интеллигентное поведение внешне ужасной молодёжи, а также названная ими приличная сумма оплаты за проезд заставили меня принять правильное решение, тем более что они уже тогда умели спикать по-английски, а я, признаться, в этом деле теоретически тёмный до сих пор, хотя и имею скромный бизнес в Великой Британии.

И вот они едут, на ходу просвещая меня насчет Исаича, и вот мы уж и приехали в Троице-Лыково, сказав друг другу «гуд лак» по случаю щедрой оплаты баксами.

Осень. Хрусть-хрусть, зелёная капуста! Я закурил и вдруг заинтересовался следующей жизненной картиной, знакомой мне с босоногого детства, когда мы жили в бараке так называемого негритянского посёлка шлакобетонных домов близ города Д. Московской области, стоящего на канале М.-В., выстроенном заключёнными по приказу большевиков. А в Троице-Лыкове кроме дач имеются, как везде, и простые хижины бывших советских людей. Жизненная картина изображала в натуре, как простые троицелыковские жители, напилив бензиновой пилой «Дружба» дров на зиму, теперь набивали жёлтыми опилками огромные пластиковые мешки. Очевидно, это им кто приказал из поссовета, чтоб был порядок на улице, или они сами догадались словить наконец кайф от чистоты и порядка. Факты – упрямая вещь, хотя Троице-Лыково – это, знаете ли, хоть и Москва, но уже почти деревня.

Вот тут-то меня и осенило с Божьей помощью, отчего я тут же приобрёл у трудящихся (два джинсовых мужика плюс разбитная староватая бабёнка) цельный мешок опилок за ничтожную сумму, равную стоимости самого дешёвого продукта, производимого обновлённой Россией. А именно: за цену бутылки водки купил я огромный пластиковый мешок свежих опилок, и русское это вещество оказалось, в чём я вам клянусь, совершен-

но не хуже специальной «кипрской глины», – по крайней мере, моя капризная Мурка тоже оказалась патриоткой, отчего и не стала возражать действием против такого вида кошачьего наполнителя. 

И я не знаю, как другие, как, например, вы, товарищи, побеждали дефолт, но лично я лишь с помощью такого оригинального кошачьего наполнителя вновь поверил в себя и снова духовно выиграл очередную жизненную игру. Опилок Мурке хватило аж до самой Пасхи. Всю осень, зиму, весну и лето я «бомбил» на «Жигулях» без сна и отдыха измученной души, а следующей осенью вновь оказался в порядке, отчего ко мне опять вернулась жена. 

Полагаю, что каждый может оказаться на моём теперешнем месте в аэропорту Хитроу в английских ботинках «Кларкс», уже допивая пиво «Гиннес» и целясь пройти на посадку через гэйт намбер сри. Если, конечно, смирит гордыню и не будет корчить из себя туза бубён, являясь всего-навсего валетом, а то и шестёркой. Только так, между нами говоря, мы и обустроим Российскую Федерацию, только так, опираясь на внутренние ресурсы, мы и закалим капиталистическую сталь! Ведь правда, ведь правда, ведь правда, товарищи?

Ведь правда?

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-pechat.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы