Экзамен на диссидента

В начале было слово

Евгений Черняховский
 

Мой сосед по парте в далеком девятом «Б» Сережа Скачко обожал новые слова, ярко и заковыристо звучащие, бросался на них, как сорока на всякие блестящие цацки. Не вполне уверен, что он дочитал «Курочку Рябу», но словари и энциклопедии он заглатывал, как дед Панас галушки. Спикировав на текст, Серега ловко выхватывал напечатанное жирным шрифтом словечко и вновь взмывал вверх, не утруждаясь его толкованием. И тогда безо всякого повода и смысла из него сыпались нетипичные для лексикона девятиклассника «инфернальный», «жовиальный», «амикошонство», «инвектива» или «форс-мажор». Одноклассники сначала удивлялись, а потом привыкли и уже не переспрашивали: «Шо?» 

Как-то Сережа перелистывал англо-русский словарь – не стандартный двадцатитысячник, а толстенный том под редакцией Мюллера на 80 тысяч слов. Помните, как по-английски «член чего-то»? Естественно, member. А вот Сереже попалось в словаре более редкое слово penis. Тоже, в общем, член. Но какой именно – до него не дошло.

Вместо того чтобы новое словечко пустить в оборот, он решил его приберечь и щегольнуть при случае. Таким случаем оказался, на минуточку, экзамен по английскому за девятый класс. Представьте обычный антураж: стол с красной скатертью, графин с водой, гвоздички-розочки. За столом – экзаменационная комиссия: директриса (председатель), завуч (она же парторг школы) и наша англичанка Нонна Арсеньевна. Мы готовимся, а Сережа отвечает. Демонстрирует, кстати, очень неслабое произношение. Текст его был про Кремль, в котором трудятся высшие органы власти. И вот, сделав эффектную паузу и заранее упиваясь успехом, он с артистической интонацией выдает заранее подготовленную фразу:

– Leonid Illych Brezhnev is a main penis of the Politbureau!

Переведите сами, оцените эффект звучания – 1975 год на дворе. Я обмер. Круглая отличница Маша Шейко отчетливо прошептала «Песец!», прощаясь с видами на медаль – ей, как комсоргу, точно светило соучастие. Висевший над головой Сереги Бернард Шоу скорчился от досады, что уже не сможет вставить эту гениальную сентенцию в уста Элизы Дулитл. А наша англичанка рефлекторно налила себе полный стакан воды и с пустым графином вылетела из класса. И только директриса и завуч вообще никак не прореагировали – английский они не секли даже на уровне «ай лав ю».

Через пять минут я, посланный на поиски, обнаружил Нонну Арсеньевну – с тем же пустым графином; в коридоре на подоконнике она содрогалась в конвульсиях. Сил хохотать у нее не было уже – только всхлипывала и подвывала. Дорогая наша Нонна отлично знала Сережу Скачко и понимала, что у того и в мыслях не было замышлять чудовищную идеологическую диверсию...

О наличии в природе диссидентов народ тогда был в курсе. Но если, скажем, Сахаров начал говорить крамолу, будучи академиком и трижды Героем Труда, а Петр Григоренко – генералом, то Сережа Скачко мог бы стать юным диссидентом, не дойдя до десятого класса. Вот такую биографию могли сделать нашему энциклопедисту. Но, к счастью, жовиальное чувство юмора нашей англичанки и стопроцентная английская стерильность руководства школы не позволили превратить Серегину амикошонскую инвективу в инфернальный форс-мажор.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

dedmoroz_s_meshkom.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы