Исповедь рядового коррупционера

Из цикла «Записки немолодого врача»

 

Ни дать ни взять

Евгений Черняховский

Помнится, первый президент нашей независимой державы, он же последний главный идеолог Компартии Украины, «мав тільки те, що мав». Его преемник – днепропетровский ракетостроитель, погружаясь в глубины этимологии, с благородным гневом доказывал мировой общественности, что слово «коррупция», в конце-то концов, не украинского происхождения. А нынешний гарант, адепт трипольской культуры, демонстрировал всем «руки, які ніколи нічого не крали» – самые чистые во всем мире руки, воплощенную мечту санэпидстанции. После этого беглого обзора на мои глаза сами собою наворачиваются слезы умиления – какое счастье жить в государстве, которое возглавляли и возглавляют одни бессребреники, люди исключительной моральной чистоты! А потом щеки мои, по которым текли вышеупомянутые слезы, заливаются краской стыда – ведь я-то недостоин таких правителей... Грешен, ох, Господи, грешен. Неоднократно принимал от своих пациентов благодарности и в конверте, и без него, и в коньячных бутылках, и в коробках «Roshen», и в консервных банках... И как-то скучно стало бы, если бы этот поток иссяк. Вот такой у меня омерзительный, извините за выражение, менталитет. И у тебя, мой читатель, подозреваю, в точности такой же... Раз пошла такая пьянка, в смысле циничные откровения, признаюсь также, что и давал-благодарил неоднократно. И даже участвовал однажды в совращении человека совершенно невинного, да еще и своего коллеги-медика. Пришла пора в этом покаяться.

В середине 90-х пришел трудиться в нашу поликлинику новый оториноларинголог (сокращенно – ЛОР, нежно – ЛОРик). Леонид Юлианович, подполковник в отставке, обладал замечательным профессиональным опытом, элегантной военной выправкой и абсолютной невинностью в вопросах «левых» заработков. Он пользовал солдатские носоглотки в какой-то зарубежной группе советских войск (в какой стране – так до сих пор и не признался), там-то он и пропустил весь распад Союза и бурный расцвет постсоветской коррупции. Как-то я отправил к нему лечиться пациентку с затяжным ларингитом. Она осталась результатом очень довольна, положила на стол конверт с соответствующим содержимым и тихо вышла из кабинета. Когда Юлианыч понял, что в конверте и кому он предназначался, – помчался вниз по лестнице прыжками такими мощными, что любой кенгуру обзавидовался бы. Догнал исцеленную у самых дверей поликлиники и всучил-таки ей конверт обратно. Она от изумления чуть снова голос не потеряла.

Вот такого кристального человека я и пригласил к себе домой, осмотреть больного сынулю. Накануне вечером, вернувшись из детсада, мой парень выдал температуру около сорока и с ревом показал на правое ухо. Я испугался гнойного отита.

Леонид Юлианович примчался на телефонный зов, быстро осмотрел плачущего пациента, энергично расписал все назначения. Сказал, что будет приходить каждые три дня – и так до полной победы. Провожая коллегу до метро, я честно попытался вручить ему бумажку с портретом одного из президентов США. Юлианыч посмотрел на меня с горьким упреком и высказался в том смысле, что он никогда не принимает никаких гонораров за лечение. А уж от своих-то... «Коллега, как я вам буду смотреть в глаза, встречая вас каждый день на работе, ну как?» Я тяжело вздохнул – верил Леониду Юлиановичу и совсем не хотел, чтобы он отводил от меня взгляд. Но насколько мне было бы легче, если бы он взял эти деньги...

Квалификация Юлианыча сделала свое дело – сын в урочный день выздоровел. Этот день пришелся аккурат на 31 декабря – и я трусливо спрятался за женские спины. Мама и жена умоляюще протянули спасителю нашему блюдо со свежайшим яблочным пирогом. Через 10 минут женских увещеваний и хватаний за руки Юлианыч милостиво согласился съесть кусочек – узенький сектор пирога градусов эдак в пятнадцать.

Через полгода ситуация повторилась – на сей раз ребенка подвело уже левое ухо. И добрейший Леонид Юлианович исправно ходил к нам каждые три дня. Дело спорилось, пациент явно шел на поправку – и вот наконец осталось только провести заключительный осмотр. Я, как обычно, ждал коллегу у подъезда. Десять минут, пятнадцать, полчаса... На пунктуального Юлианыча это не было похоже. Обеспокоившись, я набрал его номер, жена затараторила в трубку: «Он предполагал, что вы позвоните, и просил передать вам свои глубочайшие извинения. Понимаете, час назад сообщили, что у нас дачу ограбили, вынесли все подчистую... И муж туда помчался – ведь дачные кражи можно раскрыть только по горячим следам...»

Наутро наш благодетель пришел, осмотрел многострадальные уши моего парня и признал его совершенно здоровым. Мне вновь предстояло попытаться вручить гонорар... Я знал, что опять ни черта из этого не получится, и заранее был подавлен предстоящей неудачей. Спросил о судьбе ограбленной дачи – Юлианыч только рукой махнул: ищи, дескать, ветра в поле. Вот тут-то меня и осенило.

Я попросил маму удалиться – она вышла, недоумевающая и разобиженная. В комнате остались мы с женой и дорогой наш ЛОРик.

– Леонид Юлианович, – жалко промяукал я, – ну откуда, откуда мы могли знать, что это именно ваша дача?

– То есть? – ничего не понимающий Юлианыч снова опустился в кресло.

Я подмигнул жене – она уже начала просекать мою игру.

– Видите ли, – начал я свое «признание», – мы с женой... ну, в общем, мы периодически чистим дачи под Киевом. Сами понимаете, я врач, она преподает – на эти зарплаты здорово не разживешься. Ну и в этот раз, значит, наткнулись на вашу дачу – на ней же не написано... Конечно, в ближайшие дни мы вам все похищенное обратно привезем. А это, – тут я положил в его ладонь 50 долларов, – это только за то, что вы нас ментам не заложите...

Леонид Юлианович посмотрел на меня в упор, и на сей раз уже я не отвел взгляда. Его глаза напомнили мне собаку из сказки Андерсена – они действительно были величиной с мельничные колеса. А челюсть отвисла настолько, что я понял – если продолжать спектакль, придется из нашей поликлиники приглашать еще и хирурга-стоматолога.

– Вы что это – серьезно?!

Мы с женой от души заржали, и Юлианыч облегченно обмяк в кресле:

– Как вы меня сделали, черти...

Он еще раза четыре повторил эту фразу. Доллары, слава Богу, так и остались зажатыми в его кулаке.

Ход, пришедший мне в голову, шахматные гроссмейстеры, комментируя партию, обозначают знаком «??!!» – «очень неожиданно и очень сильно».

Вот так в тот день я приложил руку к нравственной дефлорации моего дорогого коллеги-бессребреника.

Он, наивный, поверил мне на минуту – и я добился своего. А ты разве не наивен, мой читатель? Поверил моим признаниям в первом абзаце – вот я в результате и заставил тебя прочесть этот рассказ до конца...

Кстати, в Древней Греции, где практиковал участковый врач Гиппократ, в свободное от вызовов время сочинивший одноименную клятву, считалось делом чести и достоинства больному или его родным непременно оплатить врачебное искусство. Я бы эту информацию золотом высек на дверях Минздрава, если бы не боялся, что золото до букв может и не дойти.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

dedmoroz_s_meshkom.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы