Скотина Баскервилей

Ничто человеческое…

Алексей Березин

Когда-то, очень давно, мой друг Серега жил в деревянном бревенчатом домике. Таких домиков вы не найдете ни на Бродвее, ни, тем более, в центре Москвы, зато в нашем городке они в огромном ассортименте. Внутри такого домика всегда печь, которую надо топить дровами, а снаружи обязательно живет собака на цепи.

Вот и Серега, чтобы не выделяться среди соседей, завел себе собаку. Прицепил ее на цепь у калитки и назвал Бобыч, потому что собака была кобелем. Бобыч стал бдительно охранять вверенное ему имущество.

Ну то есть как – бдительно? Приходишь, например, в гости, а Сереги дома нет. Не случилось никого дома, и висит такой амбарный замок размером с ананас. А собака? А собака дома. Бобыч высовывает голову из конуры и лениво так говорит:

– Га-а-а-аф…

Это значит: «Слышь чего, мужик, хозяев дома нет, и ради тебя одного я не собираюсь надрывать голосовые связки, тем более что на улице минус пятнадцать. Если ты собираешься вломиться в дом, то я тут типа ответственный, и я буду категорически против. Так что давай отсюда, проходим, не скапливаемся». 

Собаки, они вообще такие, умеют они буквально в одно слово вложить массу смысла.

А когда Серега дома, то Бобыч вылетает тебе навстречу из конуры со скоростью болида, брызжущего слюной и исходящего на лай, натягивает цепь (если подкрасться сбоку со смычком, то хороший скрипач может успеть взять на ней пару нот), встает на задние лапы и разве что тельняшку не рвет на своей мохнатой груди. И орет:

– Гав-гав-гав-р-р-р-гав-гав-ходит-здесь-всякое-гав-гав-гав...

Потом делает передышку на секунду, чтобы вдохнуть воздуха, и повторяет тираду с начала.

Это означает: «Хозяин дома, а ты пошел вон, у тебя свой дом есть, вот и иди туда, и нечего шарахаться, понаехали тут всякие, гав-гав».

И мимо него не пройти, потому что в радиус поражения Бобычем попадает вся дорожка, ведущая к дому, и каждый, кто все-таки попробует прошмыгнуть, рискует серединкой брюк и всем, что там находится.

А Серега, заслышав гавканье Бобыча, выходит на крыльцо и говорит:

– Свои, Бобыч!

Бобыч понимает слово «свои», хотя и не очень-то доверяет знакомствам хозяина. Он поджимает хвост и уходит в конуру с видом «Ну и ладно, ну и впускай в дом каждого встречного, только если он чего-нибудь свистнет, ко мне можете не приходить, я предупреждал!» И вот после этого можно уже открывать калитку и проходить в дом.

А жена у Сереги не имеет власти над Бобычем. Он не признает ее за хозяйку дома. С точки зрения Бобыча, иерархия в нашем мире выглядит так: на самом верху Серега собственной персоной, затем сам Бобыч, затем Катька, Серегина дочка, затем соседская сучка Найда, затем Серегина жена, и уже потом – все остальные. Все остальные находятся на такой низкой иерархической ступени, что сортировать их там Бобыч считает ниже своего достоинства. 

Я тоже нахожусь где-то там, на этой иерархической ступени, вместе с серой массой прочих, где-то между почтальоном и лягушками. И когда я прихожу, Бобыч дает мне это понять, потому что он – второй после Сереги, а я никто и зовут меня никак. Он знает, что я существо низшего порядка, пария и люмпен, и надо мной можно издеваться как угодно, и я ничего не смогу ему сделать. 

Однажды зимним вечером я пришел к Сереге, чтобы выпить с ним пива и потолковать о жизни. Серега как раз сплавил жену с Катькой куда-то в гости и наслаждался покоем и благолепием в полном одиночестве. Он включил музыку погромче и, слушая ее, стирал пеленки и колготки – так ему наказала жена, чтобы жизнь не казалась ему слишком уж прекрасной. 

И вот подошел я к калитке, а Бобыч вразвалочку выходит мне навстречу, и лицо у него сытое и счастливое. Это значит, что Бобыч только что пожрал чего-то из кастрюли и сейчас доволен, как кадавр. «Ну, что, – как бы говорит его вид. – Приперся, да? К хозяину, да?»

 – Давай, Бобыч, – сказал я ему. – Зови Серегу. 

Бобыч уже совсем было собирался открыть пасть и начать гавкать, как вдруг ему в голову пришла идея. Он уселся задницей на дорожку, вывалил язык и начал шлепать хвостом по снегу, всем своим видом как бы говоря мне: «А давай я не буду лаять, и посмотрим, как ты тогда попадешь в дом?»

– Бобыч, – сказал я ему. – Мне не до шуток. Начинай уже.

 Бобыч поглядел на меня и наклонил голову набок. Он знал, что звонка у калитки нет и сотового телефона у меня тоже нет, так что сигнализировать Сереге о своем приходе я не смогу. Или смогу?

Я набрал в легкие побольше воздуха и закричал:

 – Сере-о-о-о-ога-а-а-а!

Бобыч подпрыгнул на месте от восторга и даже немножечко взвизгнул. Игра начинала ему нравиться. Блестящие глаза Бобыча как бы говорили: «Ага, ты рот пошире раскрывай. Он и так-то глухой, как пень, а тут еще музыку включил». Кажется, он даже немного прослезился.

Из-за соседского забора высунула рыжую морду сучка Найда. 

– Гав? – спросила она у Бобыча.

– Гав, – жизнерадостно отозвался Бобыч. – Еще как гав. – Смотри, мол, сейчас самое интересное будет.

Сучка Найда тоже наклонила голову набок и с любопытством уставилась на меня.

Я занервничал.

– Боба, – сказал я. – Боба, я нервничаю. Боб. Бобик. Бобыч. Гавкай уже. Холодно ведь стоять тут.

Бобыч почесал ногой за ухом. «А кому сейчас тепло?» – как бы спрашивал он.

 – Бобыч, имей совесть.

Бобыч наклонил голову в другую сторону. Сучка Найда тявкнула. Очевидно, диалоги интересовали ее мало. Ей хотелось экшна.

– Заткнись, – недобро сказал я Найде. – Я разговариваю с этим сукиным сыном, а не с тобой.

Сукин сын вскочил, сделал два круга по дорожке, уселся рядом с конурой и снова захлопал хвостом по снегу. Язык свисал у него слева из пасти, и он еще умудрялся ухмыляться какой-то гнусной ухмылкой. 

«Ты проходи, не стесняйся, – говорила его ухмылка. – Давай проверим, укушу я тебя или нет».

Я не хотел проверять.

– Сере-о-о-о-ога-а-а-а-а-а-а! – завопил я снова, без особой, впрочем, надежды.

Сучка Найда заскулила. Ей стало скучно. Бобыч ободряюще гавкнул: «Сейчас, сейчас. Куда ему деваться. Не пойдет же он с пивом домой. У него там жена, она его домой с пивом не пустит».

– Бобыч, ты бессовестная скотина, – сказал я. – Где твоя мужская солидарность?

«Солидарность? – как бы спрашивал Бобыч, глядя мне в лицо своими честными глазами. – С кем, с тобой, что ли? Ты люмпен и пария с улицы, а я – второй после Сереги. Я могу тебя укусить, а что ты мне сделаешь?»

По крайней мере, отчасти он был прав. Я начал осознавать всю бесправность и безвыходность своего положения.

– Бобыч, – попросил я. – Ну будь ты человеком, погавкай! Тебе что, трудно?

Бобыч помотал башкой. 

Я решился и приоткрыл калитку. Бобыч радостно вскочил и подбежал как можно ближе ко мне, насколько это позволяла цепь. Он не лаял, просто показывал мне все свои белые зубы, оскаленные в этой его гнусненькой улыбочке. Найда приободрилась. Назревало долгожданное оживление сюжета.

«Вот сейчас он войдет, и мой Бобо прокусит ему ногу до крови, – как бы говорила ее радостная морда. – Он такой романтик, мой Бобо». 

Я передумал и закрыл калитку обратно.

Бобыч поник и насупился. Найда зевнула.

– Сволочи вы, – сказал я им обоим. – Ну все. Все. Война – значит, война.

Я отошел от калитки и перелез через забор, по сугробам обошел дом и вышел с другой стороны прямо к крыльцу. 

Бобыч обомлел. Было очевидно, что он не ожидал от меня такой подлости. От шока Бобыч на минуту потерял дар речи. Сучка Найда опомнилась первой и завыла. Следом за ней Бобыч швырнул мне в спину горсть отборнейших проклятий, сопровождаемых звяканьем натягиваемой цепи.

«Сударь, вы подлец, – лаял он мне. – Я вызываю вас на дуэль! Вы слышите? Я с вами говорю, сударь, да, да, с вами, у которого брюки по колено в снегу! Вы негодяй! Вернитесь, сударь, я откушу вам ноги!»

Я не слушал его. Я постучался и вошел.

– Привет, – сказал мне Серега. – Ты где шляешься, я тебя жду-жду, уж скоро мои женщины придут.

Я рассказал, где я шлялся.

– Да? – искренне удивился Серега и открыл пиво. – Занятно.

Мы немного побеседовали о том о сем, а потом и в самом деле вернулась Серегина жена с Катькой. Тогда я начал прощаться.

Серега вызвался проводить меня до калитки.

– Пойдем, провожу, – сказал он. – А то Бобыч тебя еще и вправду вызовет на дуэль. Он у меня такой.

Мы вышли.

Бобыч сидел рядом с конурой, подавленный и грустный.

– Свои, Бобыч, – сказал ему Серега.

«Да пошли вы», – как бы ответил ему Бобыч, провожая нас тяжелым взглядом.

И когда я закрыл за собой калитку и поглядел на Бобыча, он тоже посмотрел мне прямо в глаза и неожиданно громко и отчетливо сказал:

– Гав.

Я уверен, что это значило: «Я тебе это попомню, мужик. Я тебе так припомню!..» Двух вариантов быть не могло. 

И уже на улице в спину мне прилетело визгливое: «Козёл!», тявкнутое сучкой Найдой. 

…С тех пор прошло много времени. Серега давно переехал в новую пятиэтажку, а я купил-таки сотовый телефон. Но каждый раз, когда я оказываюсь на улице в холодную и ветреную ночь, я вспоминаю его, Бобыча.

Где-то там, в продуваемой всеми ветрами конуре, под забором, высунув морду на улицу и прищурив глаза, он лежит и думает обо мне. Он меня не забыл, я уверен. Он ждет меня. Он ждет, когда я вернусь.

И когда это случится, мне никто не позавидует.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-medicine.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы