Тварь-терьер

Фауна в лицах

Алексей Березин

Тетя Тамара собралась на две недели в Сочи, а пусечку-тютипусечку по имени Жаклин оставила племяннице Наташе. Наташа не сопротивлялась, потому что не знала, на что подписывается. 

В паспорте у Жаклин записано, что она – той-терьер, но на самом деле Жаклин мелкая сучка. Происходит Жаклин из породы лупоглазых, вечно дрожащих малоросликов, предков которых скрестили с чем-то жалким и насекомоядным.

К Жаклин прилагался целый чемодан приданого – комбинезончик, шлейки, поводки, игрушки, шестнадцать сортов еды общим весом примерно в полпуда, корзинка с подушкой и наконец изящный розовый намордник со стразами. 

– Ей нужно каждую неделю подрезать коготки, – сообщила тетя Тамара.

Наталья осмотрела сучкин педикюрный набор и поняла, что ее собственный комплект проигрывает как по количеству предметов, так и по общей стоимости. Остальные поучения тети Тамары относительно жизнеобеспечения Жаклин она не слышала, потому что была занята черной завистью. Как жить, если у собаки есть щипчики для когтей, а у тебя нет? 

В двенадцать Наташе нужно было бежать на смену. Она проводила тетю Тамару, а потом переоделась и ушла сама, оставив Жаклин на хозяйстве.

Жаклин быстро освоилась в квартире. Обнюхала дверные косяки, на всякий случай облаяла сервант, чтоб знал, кто здесь хозяин. Туфли, затаившиеся в коридоре, явно затевали недоброе, за что и были покусаны. Когда опасности в квартире кончились, Жаклин улеглась в свою корзинку и заснула мирным сном собаки, в очередной раз спасшей своих недалеких хозяев. 

Наташа пришла сразу после семи, всплакнула над туфлями. Потом пришел Миша. Наташа забыла предупредить его о Жаклин, поэтому в квартире Мишу ждал сюрприз. Прямо на ковре. Войдя в комнату, он в него наступил.

– Это еще что за хиросима!? – удивился Миша, выворачивая ногу и разглядывая носок взглядом пирата, получившего черную метку.

– Там на кухне еще и нагасаки, – мрачно откликнулась Наташа. – Вытри, пожалуйста.

Пока Миша чистил ковер, Наташа посвятила его в сложные жизненные обстоятельства Жаклин. Сама Жаклин возлежала в своей корзинке и издалека наблюдала за суетой. 

– Миш, выведешь ее во двор? – с надеждой спросила Наташа. – А то я ее, кажется, придушу. Она мои парадные туфли съела.

– Может, проще выкинуть в окно? – спросил Миша. – Зачем все эти сложности?

Наташа ответила, что нет, не проще. Тетя Тамара будет недовольна, и поверь, лучше две недели Жаклин, чем пятнадцать минут недовольной тети Тамары. Тогда Миша прицепил Жаклин к поводку и утащил на улицу.

На улице им встретился Леша, выгуливавший дога. 

– Привет, Мих, – сказал Леша. – Это что у тебя такое на веревочке?

Миша объяснил.

– Собака? – удивился Леша. – Да на моем попугайчике мяса больше!

Миша пожал плечами и пояснил, что собачка шла в комплекте с Наташиной теткой, нельзя же было жениться и не заполучить со стороны жены ораву теток с той-терьерами.

Тем временем Жаклин решительно облаивала Лешиного дога. Дог смотрел на нее сверху вниз, приподняв одну бровь, как флегматичный Гулливер на матерящегося лилипута. Жаклин так тянула за поводок, что Миша решил – пусть будет несчастный случай, и отпустил ее. Почувствовав, что никто не сдерживает ее агрессию, Жаклин храбро отступила и спряталась за Мишиными ногами.

– Ну чего же ты? – удивился Миша. – Давай, Жаклин, фас!.. Перекуси его пополам, я же по глазам вижу, что ты хочешь.

– Смелее, Жаклин, – кивнул Леша. – Добыча мелковата, что ли?..

Дог с немым укором посмотрел на хозяина.

– Жаклин, вперед!

– Кусь его, кусь!

– Разорви его как грелку, Жаклин! Пусть знает боевых леммингов!..

Жаклин застенчиво жалась позади Миши, в ней внезапно проснулась скромность насекомоядных предков. Миша поднял с земли поводок.

– Эх ты, – сказал Миша. – Покемон ты недоделанный.

– Может, лучше их скрестить? – спросил Леша. – Хотя бы смешно будет.

Они с Лешей еще немного посмеялись над Жаклин, а потом Миша повел ее домой. Жаклин поглядывала на него испуганно и поджимала хвост.

– Леша предложил сдать ее на шаверму, – сказал Миша жене, открывая дверь. – У него есть один знакомый узбек на рынке… Она, кстати, понимает все. До сих пор трясется от страха, смотри.

– Господи! – воскликнула Наташа. – Ну что вы такие злые?

Она подняла Жаклин на руки. 

– Бедную собачку перепугали до смерти. Вся дрожит. Лешу своего на шаверму сдай!

Миша растерялся. Он был уверен, что после гибели туфель и ковровой бомбардировки Жаклин утратит доверие Наташи, и шутка про шаверму будет встречена с пониманием. Он пожал плечами и сказал что-то о том, что Жаклин сама виновата. И вообще, он не любит мелких собачек, они глупые. Наташа ответила:

– Нашел, с кем интеллектом мериться!

Миша совсем стушевался, ушел к телевизору ужинать, а Наташа унесла Жаклин мыть лапки в ванную комнату.

– Бедная девочка, – приговаривала она, намыливая собаку. – Испугали тебя эти бугаи, да?.. Угрожали тебе, да?.. Не бойся, маленькая, я тебя на шаверму не отдам, я из них самих фарш накручу и голубцов наделаю…

Тут Жаклин прониклась к Наташе такой симпатией, что лизнула ее в щеку. Из ванной Наташа и Жаклин вернулись подружками.

– Не обижай ее, – приказала Наташа, поглаживая Жаклин по мокрым ушам. – Она хорошая.

Потом они подрезали Жаклин коготки, Миша держал собачку за ноги. Жаклин укусила его за палец, а Миша щелкнул ее по носу. Затем они отправились кормить Жаклин тремя сортами корма. Жаклин нафаршировалась «Педигри» так, что чуть не трескалась по швам, а Миша с Наташей сидели вокруг нее и наблюдали за процессом.

– Ну, хорошенькая же, скажи ведь? – сказала Наташа.

– Ну… – сказал Миша. – Ладно, вроде ничего собака… Мелковата только, а так ничего.

– Лапочка, – сказала Наташа. – Ее просто надо вовремя выводить погулять, и она не будет безобразничать. Давай себе такого же щеночка заведем?

Миша вздохнул. В принципе, Жаклин начинала ему нравиться, хотя он не признался бы в этом даже Торквемаде. Миша был потомственный мужчина, его отец и дед тоже были мужчинами. Мужчины не заводят маленьких насекомоядных собачек. Миша сказал:

– Ну давай заведем, если тебе так хочется, – дав таким образом понять, что делает это не по своей инициативе, а исключительно в виде уступки женщине. После чего ушел в гостиную, к компьютеру. 

Уже через минуту оттуда донесся вопль:

– Тварь! Тварь! Я убью ее!..

Судьбу популяции той-терьеров в Мишиной квартире решил перегрызенный в трех местах кабель интернета.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Материалы, опубликованные на страницах из произведений разных авторов, не отображаются в списках. Воспользуйтесь поиском по сайту для получения более полной информации по автору.

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-odessit.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

«Фонтан» в соцсетях

  • Facebook – анонсы номеров и материалов, афоризмы и миниатюры, карикатуры
  • Google+ – анонсы номеров
  • YouTube – видеоархив

 

 

Авторы