И был вечер, и было утро…

Премьера в «Фонтане»

Александр Цыпкин

Быль

2012 год. Зима. Мой приятель очнулся в лондонской гостинице после катастрофического вчерашнего. Детали вечера он представлял смутно. Ну то есть вечер был. Эту деталь он знал доподлинно, так как если наступило утро, значит, была ночь, а перед ночью обязательно бывает вечер. Но кроме этого он не мог вспомнить почти ничего. Да, начали пить еще в офисе, а потом кто-то достал памятестирающий девайс из Man in black. Надо сказать, еще в студенчестве Коля удивлял товарищей по счастью. Один раз он в пьяном беспамятстве доплыл от Кронштадта (где были военные сборы у его друзей с Первого медицинского), до какого-то форта рядом, там заснул, а утром пришел в ужас от предстоящего заплыва назад..В общем, пить он умел, а жить пьяным – нет. Но вернемся в Лондон.

Коле было очень плохо, ему снилась пустыня Сахара, через которую течет река из рассола, но он никак не может до нее добраться. Проснулся он, как раз когда начал погружаться в спасительную жидкость с головой. В реальности рассола не было, а Сахара была. На столе стояла бутылка с водой, но до нее пришлось бы полдня ползти, а тело Колю не слушалось.  Глаза моргали по очереди, и иногда веки зависали, как у сломавшейся Барби. Дышать не хотелось, особенно выдыхать. Неожиданно рядом с подушкой прогремел взрыв. Сработал будильник на телефоне. 

«Сегодня суббота, зачем я будильник поставил?!»

В голове что-то  булькнуло, веки синхронизировались, дыхание нашло опору, и вдруг всё остановилось: «Катя же сейчас приедет!».

Мой товарищ часто бывал в командировках, и периодически к нему в разные города наведывалась жена, чтобы захватить выходные и вместе потусить. В принципе, удивить Катю уже ничем было нельзя, но не привести себя в санитарно-приемлемый вид аристократичный Коля не мог. Он уже собрался встать, как вдруг ощутил холод в животе от неопознанного тепла рядом.  В кровати был кто-то еще. 

Коля замер и решил не оборачиваться. 

«Нет,нет, нет, я не мог кого-то притащить, зная о приезде Кати, я же сейчас ничего не помню, но ночью-то я соображал!»

По Колиным расчетам, у него было минут двадцать на то, чтобы убрать тело из номера. Параллельно он пытался вспомнить, кто бы это мог быть. Кто-то из лондонского офиса его банка? Вряд ли. Официантка из русского ресторана? Менее вероятно, но возможно. Они зашли туда на ужин всей компанией, и это он помнил. Теоретически он мог ей позвонить после ее смены.  Усилием воли Коля заставил себя вспомнить, как попал в гостиницу. Все кричали, он с кем-то целовался, а вот с кем он зашел в сам отель – нейроны не рисовали. 

Неожиданно раздался стук в дверь.

Коля решил спрятаться под одеяло и вообще оттуда не вылезать никогда. Ему стало очень страшно, как и любому мужчине, которому светит роль заслуженной скотины.  Он живо представил себе, как Катя дает ему по лицу, как кричит: «Я ж просила делать все так, чтобы я ничего не знала!». Бежать было бессмысленно, попытаться соврать – тоже. Решил сказать полную правду: напился до беспамятства, рядом тело, и он не знает, чье оно. И еще он подумал, что если жена простит его, то это будет последний загул. В принципе, Коле не так нужен был секс, как ощущение первого свидания, какого-то юношеского азарта. Но так как юношей Коля уже не был, то убирать секс из программы ему казалось оскорблением по отношению к партнершам. В общем, он искренне полагал, что иначе он девушку обидит. В эти доли секунды между первым и вторым стуком, когда мысли проносились в Колиной голове со скоростью света, вышеуказанная мотивация показалась ему наиглупейшей. Особенно в сравнении с реальной перспективой потерять жену или хотя бы серьезно испортить с ней отношения..Короче, с кровати, шатаясь, поднялся новый человек, адепт морали, трезвости и семейных ценностей. 

Он встал и пошел на амбразуру, голый телом и чистый душой. Неожиданно из-под одеяла недовольный женский голос пробурчал:«Пусть они номер потом уберут. Дебилы, что за привычка по утрам в выходные людям спать не давать!».

Голос Коля узнал. Он принадлежал его жене. 

Глаза его снова стали моргать несинхронно, колени подкосились. Коля икнул. Затем он автоматически подошел к двери, открыл, посмотрел полумертвыми зрачками на горничную, покачал головой, закрыл дверь и залез обратно под одеяло.

– Катя, а ты что здесь делаешь?–откуда-то издалека прокаркал незнакомый Коле голос.

– Господи, как же от тебя разит! Я время перепутала и приехала раньше, мне дали ключ, я же жена твоя как-никак, решила тебя не будить и легла спать.

Колино лицо, судя по всему, было настолько перекошенным, что Катя начала смутно догадываться:

– А ты думал ты с кем спишь?

– А я вообще ничего не думал, я не могу думать уже часов десять последних, я еще посплю, а потом сразу умру...

Коля проглотил бутылку с водой, залез под одеяло, еще раз посмотрел на свою жену, убедился, что это точно она, и поклялся не пить больше никогда. 

Клятву он не сдержал. Люди не меняются. Это и хорошая, и плохая новость.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-wintersport.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы