Рождение открытия

Палата ума

Александр Мешков

Художник Луи Жак Манде Дагер проснулся у себя в мастерской со страшной головной болью в ушах. Он вспомнил, что вчера снова видел их, и содрогнулся.

– Николь! – крикнул он, появляясь в зале в одних исподниках. – Я видел их! Я снова видел их! Они снова приходили ко мне!

Жена сидела в креслах воз­-ле камина со своим кузеном Франсуа.

– Перестань, Луи! – покачала она головой. – Опять ты за свое! Это тебе просто показалось! Это галлюцинации!

– Да нет же! Нет! – в отчаянии воскликнул Луи Жак Манде Дагер. – Ну почему вы мне не верите?

– Ты не обижайся, Луи, но тебе надо обратиться к врачу! – сказал серьезно Франсуа, по­правляя сползший парик. – Я уже договорился с доктором Огюстом Перэ.

– Да это вам нужно обратиться к доктору Огюсту Перэ! – с горечью ответил Луи Жак Манде Дагер и залпом осушил стоявший перед кузеном бокал красного божоле. – Я вам докажу! Всем докажу!..

Он повернулся и резко вышел, задев плечом некстати попавшийся ему на пути дверной косяк. Спустившись к себе в мастерскую, Луи Жак с присущим ему рвением принялся за безумные опыты, начатые еще в двадцатых годах Жозефом Ньепсом. Он быстро приготовил состав для магниевой вспышки, закрепил в камере-обскуре пластинку, обработанную специальным способом йодидом серебра. Он теперь узнал, что гелиография – это пройденный этап, что асфальтовый лак непрочно держит изо­бражение, и надо идти вперед 

и вперед, иначе никому ничего не докажешь. Иначе все будут считать тебя идиотом! Больным человеком!..

– Лечиться мне надо! – бормотал тихонько Луи Жак, направляя камеру-обскуру в угол, откуда чаще всего появлялись странные существа. – Я вам покажу, кому лечиться надо!

Все было готово. Оставалось только ждать, пока они не выдержат и снова появятся. Луи Жак Манде Дагер взял свою любимую фарфоровую кружку, ловким привычным движением открыл кран и налил из дубовой бочки добрую пинту вина.

– Ну! За чистоту опыта! – сказал он и, крякнув, опрокинул в себя содержимое кружки. 

К вечеру, слегка пошатываясь, он снова предстал пред очами Николь и Франсуа, с загадочным 

видом что-то пряча за спиной. В комнате теперь уже кроме жены и ее заботливого кузена присутствовали доктор Огюст Перэ с супругой Жюстиной. Все четверо испытующе и с проникновенным сочувствием молча смотрели на Дагера.

– Они снова приходили! – крикнул торжествующе Дагер.

– Да полноте вам, Луи! – устало махнул рукой Франсуа. – Подите лучше сюда. Вас осмотрит доктор.

– А вот и не угадали! Смотрите сюда! – и Луи Жак Манде Дагер торжественно положил на лакированную поверхность резного столика металлическую пластинку. – Я зафиксировал их! Вот они тут!

– Да где же? Где? – присутствующие склонились над пластинкой.

– Ой! Какие маленькие! – запищала Николь. 

– С рожками! – взвизгнула Жюстина и захлопала в ладоши.

– С хвостами! – восхищенно крякнул Огюст Перэ и, покрутив головой, недоуменно развел руками.

– Да они и на чертей не похожи… – разочарованно протянул Франсуа.

– А вы их когда-нибудь видели? Чертей-то? – довольно улыбаясь во весь рот, спросил Луи Жак Манде Дагер, художник, изобретатель, создатель фотографии и просто очень хороший и целеустремленный человек.

 

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации. Комментарии, содержащие оскорбления, нецензурные и грубые выражения, рекламу, не будут допущены к публикации.
N.B. Свои миниатюры и другие произведения просьба присылать на e-mail редакции, а не оставлять в комментариях.


Защитный код
Обновить

Фонтан рубрик

«Одесский банк юмора» Новый одесский рассказ Под сенью струй Соло на бис! Фонтанчик

«эФка» от Леонида Левицкого

fontan-ef-odessit.jpg

Книжный киоск «Фонтана»

Авторы